Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Следственное дело об оказании сопротивления лесникам

Description

ЦГИААР

Ф. 183

Оп. 1

Д. 1946

Л. 11-15

Язык: русский

Тип источника: судебный документ

Categories

Агавурт (село) Администрация Акоп Айрапетов Антон Тер-Давыдов Армянин Арутюн Баласанов Баба Арутюнов Балдоган Гасан Кули бек Географические названия Дайма-Даглу (село) Исмаил Агали оглы Каграман Карадагец Кинжал Лесник Лошадь Мамед Кули бек Молла Гусейн Кули бек оглы Молла Джафар Молла Гусейн Кули бек оглы Нефтали Гасан Кули бек оглы Право и судопроизводство Профессиональные группы Ружье Свяшенник Согомон Тер-Давыдов Старшина Суд, окружной Татарин Тер Петрос Тер Калустов Транспорт Уголь Фауна Хосров Мелик Мушкамбаров Хотанан (село) Шамсузцы Шукюр Али Мамед оглы Этнические и племенные группы

Editor

Sh.M./S.R-T.

Text

Следственное дело об оказании сопротивления лесникам

Х.Мелик Мушкамбарову и А.Тер-Давыдову

Выписки из Протокола допроса

От 1886 года декабря 12 дня

Зовут меня Хосров Мелик Мушкамбаров, житель села Агавурт, 50 лет, армяно-григорианин, податного званья, под судом и следствием не был.

Однажды около селения Дайма-Даглу я встретил карадагцев, проживающих на местности Балдоган, Шукюра Али Мамед оглы и Исмаила Агали оглы, гнавших пред собою 9 лошадей, навьюченных углем. Так как у них не оказалось билета на угле…., то я секвестровал угли и отвел лошадей в сел.Хотанан, где я проживаю. Тут вместе с полпсовщиком Антоном Тер-Давыдовым мы сложили угли с лошадьми и веревками в конюшню, находяшейся при моем помещении. На следующее утро, когда я сидел у себя дома издали показались вооруженные ружьями и кинжалами шамсузцы Мамед Кули Бек Молла Гусейн Кули бек оглы, сын его Каграман, Нефтали Гасан Кули бек оглы и Молла Джафар Молла Гусейн Кули Бек оглы ( в числе их не было вовсе Гасан Кули бека); за ними ехали без всякого оружия поименованные выше карадагцы. Думаю, что они приехали просить об углях, я не обратил на них внимания и продолжал писать. Но вместо того, чтобы подъехать ко мне, они подъехали к конюшне, в которой лежали секвестрованные угли, с целью отобрать угли; но видя, что дверь конюшни заперта, они подошли ко мне и стали требовать углей, говоря, что они вырезены в лесу, принадлежащем им, и с их разрешения, так что никто не имеет право задерживать их. Когда же я не согласился выдать им угли, они начали ругать меня самыми непристойными словами и грозить убийством: из них Каграман ударил меня по спине бывшей у него в руках палкой, а остальные с ружями в руках бросились на меня. Тем временем на шум и крики собрались хотананцы – свяшенник Тер Петрос Тер Калустов, помощник старшины Баба Арутюнов, Согомон Тер-Давыдов, Арутюн Баласанов, Акоп Айрапетов (и далее фамилии), которые и избавили меня от верной смерти, обезоружив татар. Последние, нисколько не стесняясь, говорили, что если бы не пришла мне помощъ, то они убили бы меня. Видя их настроение и из опасения, как бы они не привели в исполнение свои угрозы, я побежал в дом Лесного Кондуктора (которого тогда не было Хотанане) и рассказал о случившемся проживающей у него женщине по имени мне неизвестной. Видя, что отбить угля не удалось, татары, получив обратно свои ружья уехали и с тех пор при каждом случае грозят мне убийством. Во время всего описанного выше карадагцы Шукюр и Исмаил не принимали участия в угрозах и насилии остальных татар, а стояли в стороне. Более ничего не имею добавить.

Подпись.

Зовут меня Баба Арутюнов, жит. сел.Хотанан, 45 лет, армяно-григорианин, податного званья, под судом и следствием не был, из пострадавших Антон Тер Давыдов приходится мне двоюродным братом, с остальными лицами ни в каких отношениях не состою. Дня чрез два после того как лесник Мелик Мушкамбаров привез к нам в селение секвестрованные угли, приехали шамсузцы Нефтали, Каграман и Мамедкули и начали требовать, чтобы им возвратили их угли, когда же лесник не согласился на это, то они хотели затеять драку и насильно отобрать угли. На шум собрались наши односельцы, в том числе и я; не желая, чтобы у нас в селении произошли какие-нибудь беспорядки мы прогнали татар, тем дело и кончилось. Никакого оружия у них я не видел, не видел также того, ударил ли кто-нибудь из них Мелик Мушкамбарова. Угроз о том, что они убьют последнего, я не слышал. Ни Гасан Кули бека, ни Молла Джафара между ними не было: первый вовсе не был у нас в селении. Второй же приехал к Мушкамбарову через несколько часов после описанного выше происшествия, когда татары уехали и просил Мушкамбарова возвратить угли, на что тот опять не согласился. Повторяю, у татар я не видел никакого оружия кроме палок, а ружей у них мы не отнимали. Больше ничего не имею добавить. Неграмотен.

Завут меня Арутюн Баласанов (…те же данные) Однажды по случаю праздничнего дня я, как и остальные односельцы мои, не пошел на работу. Утром, услышав какие-то крики, я вышел на них и увидел около дома лесника Мелик Мушкамбарова шамсузцев Каграмана, Нефталия и Мамед Кулия. Я направился туда, подошли и другие. Оказалось, что татары эти пришли за углями, которые были накануне секвестрованы Мелик Мушкамбаровым. Последний не соглашался возвратить угли, вследствие чего татары ругали его, грозили разными неприятностями и вообще намерены затеять драку и отбить угли. Видя это, мы упросили татар не заводить шума и драки у нас в селении и выпроводили их. Они были вооружены, но не пускали в дело оружия. Мелик Мушкамбарова они не били. Через несколько времени после их отъезда приехал родственник их Молла Джафар и начал упрашивать Мелик Мушкамбарова отдать им угли, но Мелик Мушкамбаров и на этот раз не согласился. Повторяю, драки никакой не было, хотя татары сильно ругались и грозили леснику убийством и др. неприятностями. Угли, по их словам, были выжжены в их лесу и с их позволения и потому Мелик Мушкамбаров, как говорили они, не имел права секвестровать их. Больше ничего не имею добавить. Неграмотен.

Зовут меня Петрос Давыдов (…те же данные) Однажды я сидел в доме брата своего …Услышав после полудня , что в селении происходит что-то, я вышел на двор и застал следующую картину: на одной стороне (…?) пролегающаю чрез сел.Хотанак, стоял лесник Мелик Мушкамбаров с ружьем в руках, а на другой – Шамсузские беки Мамед Кули, Нефталы и Каграман. С последними были несколько слуг и (…?) Оказалось, что они приехали за углями, накануне задержанными лесником. Я обратился к татарам с вопросом, зачем они употребляют насилие, но они ответили, что никакого насилия они не употребляли, а только просят возвратить им их угли. Я начал убеждать лесника отдать им угли, взяв сколько следует по таксе, но он ответил, что не сделает этого, так как татары побили его. Но били-ли они его – я не знаю и не видел. У всех беков за спинами были ружья. Я не слышал от них ни брани, ни угроз, хотя от бывших на месте происшествия и слышал, что до моего прихода татары ругали лесника. Видя, что лесник не соглашается возвратить угли, я убедил татар уехать и они уехали. На месте происшествия я застал почти всех своих односельцев. Подпись.

PS Все другие свидетели-армяне повторяют эти сведения, в деле почему–то не имеются показания азербайджанцев-беков, против которых заведено это дело. Однако в Постановлении, написанном следователем Калантаровым, который составлял эти протоколы и допрашивал свидетелей, указывается : «…Таким образом, принимая во внимание, что в подтверждение настоящего преступления не добыто веских данных, и не находя вследствие этого возможность привлечь к обвинению означенных выше Мамед Кули бека Молла Гусейн Кули бек оглы, Каграмана Мамед Кули бек оглы и Нефтали бека Гасан Кули бек оглы, - я, Следователь Калантаров постановил: настоящее дело ….препроводить к г. Прокурору Елисаветпольского Окружного Суда.» (л.16)

Елисаветпольский Окружной Суд рассмотрев это дело 25 апреля 1887 года принял Определение о прекрашении следствия. (л.3)