Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Следственное дело по обвинению в оскорблении Мирового Судьи

Description

ЦГИААР

Ф.183

Оп.1

Д.2037

Л. 7-10

Язык: русский

Тип источника: судебный документ

Categories

Администрация Адуррахман Азиз оглы Алиджанбеков Армянин Ахмед Абдулла Ирза Ахмед Гюли оглы Вор Восточные слова Гвинеев Географические названия Город и архитектура Гусейн Шекиханов Еда и напитки Елисаветполь Император Исмаил бек Ахундов История Караван-сарай Керим ага Шекиханов Кокон Конюшня Кража Купец Мамед бек Эфендиев Мешок Мир Гасим Михаил Кадмунцов Мустафа Гаджи Осман оглы Нуха Одежда Оценка Переводчик Политика Полиция Право и судопроизводство Пристав Профессиональные группы Рустам Мамед оглы Серебро Скотоводство Суд, окружной Судья, мировой Тер-Аветисов Тронцов Уста Гусейн Мустаф оглы Усуб Мамедяр оглы Учитель Ханлар Шекиханов Харал Чай Чиновник Шуша Этнические и племенные группы

Editor

Sh.M./S.R-T., MB

Text

Дело по обвинению присяжного поверенного Ахундова и др. в оскорблении Нухинского Мирового Судьи Гвинеева

В Елисаветпольский Окружной Суд

Жителей города Нухи Абдуррахмана Азиз оглы и Мустафы Гаджи Осман оглы

Апелляционная жалоба

Г-н Нухинский Мировой судья, разобрав дело о краже коконов у жителя города Шуши купца Михаила Кандмунцова 27 ноября настоящего года, признав нас виновными в семъ деянии приговорил нас к тюремному заключению на шесть месяцев со взысканием с нас в пользу Кандмунцова 200 рублей серебром.

Приговором этим мы недовольны и находим его неправильным по следующим основаниям: Дело настоящее возникло по сообщению и.д. Пристава Алиджанбекова, заявившего Мировому Судье спустя 21–го дня после совершения кражи и после заявления Кандмунцова (это обстоятельство обойдено в приговоре) и ни 1-го лицом (?), ни же самим потерпевшим на судоговорении не разъяснено обстоятельство сего события, так как Полицейский Чиновник не явился в суд, а Кандмунцев заявил лишь что обвиняет обвиняемых в краже и просит взыскать с нас 200 рублей. Таким образом в порядке судоотправления устного первоначально ни полициею, ни же потерпевшим не установлено подробности и обстоятельства события кражи, хотя Мировой Судья имел возможность рассматривать и выяснить таковые путем допроса Кандмунцова, не потрудившегося даже рассказать, в личных интересах когда, как, кем и при каких обстоятельствах совершилось у него похишение и как. Кто обнаружил кражу и почему он именно спустя 21 дней стал обвинять нас? В виду сего Мировой Судья остановился единственно на сообщении и.д. Пристава и сообщенных им обстоятельств, относясь с полным недоверием всему тому, что обнаруживалось на суде и что не согласовывалось и не совпадало с сообщением первоначальным. Предубеждение Господина Судьи было столь сильно, что невзирая на простой и правдивый рассказ и показание свидетеля - мальчика Рустама Мамед оглы о том, что его подговорил и поучил к лжесвидетельству и вымышленному рассказу якобы очевидец, хозяин его Усуб Мамедяр оглы и о том, что он вовсе ничего не знает по делу и никого из нас не видел при совершении какого либо преступления, объяснение Рустама Мамед оглы принималось подозрительно и смысл его показания записан именно в неопределенно-подозрительной форме в пользу обвинения. Таким образом вкрались в протокол показания этого свидетеля такие выражения и слова, смысл коих свидетелю не принадлежит и в виду их неопределенности и неясности требовали и требуют разъяснения. Так: Мировой Судья не констатировал ясно, что показание свидетеля, мальчика Рустама вымышленный рассказ в полной подробности перенят свидетелем от хозяина его Усуба Мамедяр оглы, что выражения : «указать на обвиняемых (на нас) как укравших коконы», «объявил я, что видел обвиняемых когда уворовали, таскали» «объявил Уездному Начальнику» и т.д. вовсе не произносил свидетель в этой форме, а говорил «будто» «сказал» «оговорил», а так же свидетель этот вовсе нас так хитро не обвинял, как словами его в протоколе сказано; «я теперь правду говорю, что не видел обвиняемых когда крали они коконы». В виду сего, а так же и того обстоятельства, что Усуб Мамедяр оглы имел повод ложно меня, Мустафу обвинять и подговорить к тому мальчика, подмастерья своего Рустама, так как за месяц до сего производилось и еще не было окончено в Мировом отделе дело по обвинению названного Усуба в находке и присвоении денег одного армянина и по делу сему я, Мустафа, был обличителем Усуба в находке, от чего последний отказывался, то Мировому судье необходимо было выяснить это обстоятельство, о котором я, Мустафа, ему заявлял и ложность чего признается самим Судьею в приговоре его, в той части, где говорится о безразличии обвинения того или другого лица. В виду сего, а так же и того обстоятельства, что мальчик Рустам знал меня, Абдуррахмана, еще прежде до предъявления ему Приставом, передопрос его был необходим, в чем судья неправильно нам отказал. Независимо объясненною, мы вынуждены в интересах самозащиты от неосновательного обвинения и в интересах правосудия заявить суду, что Г. Мировой Судья при разборе сего дела отступал от установленных обрядов и форм судоотправления устава ИМПЕРАТОРА Александра 2-го, а именно: Когда Судья приведенным 15-м свидетелем моим Мустафы объявил чрез нас, что не нужно стольких свидетелей и когда из числа их приводились к допросу четыре лица, то одного из них судья признал и назвал мальчиком, когда ему, по имени Керим ага Шекиханову 19 лет, а одному свидетелю Ахмеду Гюли оглы публично и при всех остальных свидетелях с усмешкой объявил, что этого свидетеля он знает, ибо часто бывал свидетелем, т.е. все свидетели и публика заранее убедились, что судья показаниям их не даст веры. Даже при самом допросе всех по делу свидетелей, опрос их был столь пространен, утомителен и угнетателен для приглашенных лиц, что свидетель тот или другой терялся и забывался давать по всем вопросам надлежащий ответ и становился в роли не свидетеля, а испытуемого, жертвой. Напр. Судья спрашивал Ахмеда Абдулла Ирзы, сына Мир Гасима даже о том: сколько имеет неделя дней, месяц недель и дней, год месяцев, где стояло солнце и вообще в самых крайних перекрестных вопросах самым явным образом давал чувствовать свидетелям, что он им не верит вовсе и что они спрашиваются лишь для собственного их пристыжения и испытания. Все сие было при публике и переводчика Тер Аветисова. Мировой Судья не выяснил чрез тех же свидетелей хотя бы то обстоятельство, почему и каким образом лишь мальчик Рустам и не хозяин его, или кто либо другой еще из среди двора коего крадут неимоверно большой почти в (…?) величины мешок коконов не запомнил и не видел кражу и воров, и чья эта конюшня, куда вташили среди дня воры мешок такой, так как вся конюшня в каравансарае Тронцова арендована и наняты постоянно посторонными торговцами и мы никакого помещения там не имеем. Равным образом Г.Судья не пожелал убедиться чрез спрос свидетелей, что дом моего – Мустафы, шурина, где было свадебное угощение брату моему и наш дом отстоит в двухверстном расстоянии от каравансарая Тронцова, где совершена была кража, а также убедиться осмотром места и всех конюшен, что не только невозможно тащить 5 пудов «харал», не быть незамечанным, но что такой «харал» не пройдет ни в одну конюшню, между тем Г.Судья не выясняя эти обстоятельства саркастически спрашивал и добивался от свидетеля, напр., сына Миргашима, ответа на вопрос свой - так вы целый день не отводили глаз от Мустафы, никто кроме него чай не разливал и т.д. А так как по сему делу мы невинны и так как независимо от того, что по делу не имеются против нас данных к обвинению нас в краже мы для полной очевидности своей правоты и невиновности просим Окружной Суд проверить нашу жалобу и изложенных в ней обстоятельств передопросом всех спрошенных свидетелей, в особенности Рустама Мамед оглы, а также следующих моих и Мустафы свидетелей, приведенных было в суд, но не признанных почему то Судьею достоверными свидетелями моего отсутствия: Керима Агу Шекиханова, Гусейна Шекиханова, Ханлара Шекиханова, Мамед бека Эфендиева (сельский учитель) Уста Гусейна Мустафа оглы, ...(далее еще 9 фамилий) как удостоверить под присягой, что в день кражи кокона я с ранннего утра до самого вечера занят был гостями и был распорядителем обычного свадебнего угощения в доме шурина моего Гасана. При этом считаю не лишним заявить суду, что Кандмунцову как очень богатому человеку и почтенному лицу (ему представлен был даже на суде стул, когда мы стояли во все время судоотправления) безразлично винить виновного или невиновного, так как ему необходимо лишь воздействие на население и достижения обвинения хотя бы это были люди невинные. Жалоба настоящее подается Г.Нухинскому Мировому Судье для представления в Елизаветпольский Окружной Суд.

9-го декабря 1886 года (подписи)

П.С. Данная Апелляционная жалоба была оценена Нухинским Мировым судьей Гвинеевым как оскорбление на бумаге, который в свою очередь подал Представление в суд на ее заявителей и их защитника, в связи с чем и было заведено данное дело.

Л.6. В Елисаветпольский Окружной Суд

Нухинского Мирового Судьи

Представление

Представляя при сем в Окружной Суд апелляционную жалобу, поданную жителями города Нухи Абдуррахманом Азиз оглы и Мустафою Гаджи Осман оглы на приговор мой, состоявшийся 27-го ноября сего 1886 года, по обвинению их в краже у Михаила Кадмунцова коконов, вместе с подлинным делом, имею честь доложить, что содержащихся по сему делу под стражею нет, и что подсудимые-апелляторы находятся на поруках у присяжного поверенного Исмаил бека Ахундова. При этом имею честь доложить, что в апелляционной этой жалобе, поданной названными выше обвиняемыми и написанной рукою присяжного поверенного Исмаил бека Ахундова, защищавшего обвиняемых по сему делу, допушены следующия явно оскорбительные для Мирового Судьи выражения: «предубеждение Г.Судьи было столько сильно», «Показание записано в не определенно-подозрительной форме…», «С усмешкою объявил, что этого свидетеля он знает…», «Допрос свидетелей был столь пристранен, утомителен и угнетателен», «в роли не свидетеля, а испытуемого…» «вообще в самых крайних перекрестных вопросах самым явным образом давал чувствовать свидетелям, что он им не верит вовсе, и что они спрашиваются лишь для собственного их пристыжения и испытания…», «Г.Судья саркастически спрашивал…», «Кандмунцову как очень богатому и почтенному человеку представлен был даже на суде стул, когда мы стояли во все время судоотправления», Имея в виду, что выражения эти безусловно оскорбительны и отнесены прямо к Мировому Судье, и что оскорбление в официальной бумаге предусмотрено 283 ст. улож. о нак. и подвергает как подавших, так и сочинителя к ответственности по той же статье на основании реш.угол.Кассац.Депар.1872 года, № 672, - Я имею честь покорнейше просить Елисаветпольский Окружной Суд возбудить уголовное преследование как против писавшаго апелляцию – присяжного повереннего Исмаил бека Ахундова, так и подавателей ея Абдуррахмана Азиз оглы и Мустафы Гаджи Осман оглы за оскорбительныя для Мирового Судьи выражения, допушенныя ими в официальной бумаге. Подлинное подписано Мировым Судьею Гвинеевым. (Подпись)

15 декабря 1886 г.

П.С. Представление Гвинеева было передано для рассмотрения Следователю Тетюцкому, который не нашел «законных оснований для приступления к производству следствия» и отослал дело Прокурору Елисаветпольского Окружного суда 10 февраля 1887 г. (Л. 13). Елисаветпольский Окружной Суд рассмотрев данное дело 30 июня 1888 года принял следующее постановление:

«Обстоятельство этого дела заключается в следующем: Елисаветпольский Окружной Суд 13 января 1887 года, рассматривая дело по апелляционной жалобе Присяжного Поверенного Ахундова, поданной от лица жителей гор.Нухи Абдуррахмана Азиз оглы и Мустафы Гаджи Осман оглы, по делу о краже коконов у Кандмунцова, усмотрел в апелляции оскорбительные выражения против личности Мирового Судьи, постановившаго по сему делу приговор и дело это, помимо Прокурорского надзора, передал Следователю для производства следствия и для привлечения виновных к ответственности.

Следователь гор. Нухи, признавая, что дела подобного рода возбуждаются не иначе, как по предложению Прокурорского надзора, не нашел возможным приступить к следствию и дело это препроводил Прокурору Елисаветпольского Окружного Суда. Сей-же последний, вполне соглашаясь с мнением Следователя и указывая на то, что приписываемое Ахундову и другим лицам деяние, как предусмотренное 283 ст. Улож. О наказ., подсудно Мировому Судье, дело это препроводил на усмотрение Суда.

Обсуждая изложенное, Окружной суд находит, что приписываемое Ахундову и другим деяние предусмотрено 283 ст.Улож. о нак. и влечет за собою наказание денежный штраф, или арест. Проступок этот был совершен Ахундовым и другим 9 декабря 1886 года, т.е. более одного года и шести месяцев тому назад, между тем по смыслу 21 ст.Уст о наказ., нал. Мир.Судьями деяния подобного рода покрываются 6-ти месячною давностью, а потому Окружной суд, не находя в настоящее время оснований к дальнейшему производству сего дела и руководствуясь 21 ст. Уст. О наказ., нал. Мир. Судьями, согласно с словесным заключением Прокурора, постановил: дело это, за давностью, дальнейшим производством прекратить. Подлинное за подписью Гл.Судей и скрипою И.об.Помощника Секретаря.