Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Типы и виды средней Азии. Сартянка. Чай-хане. Фот. А. Коробов

Description

Нива, 1896, №41, с. 1011,1025-1026

язык: русский

жанр: описание

Categories

Азанча Акробат Базар Восточные слова Географические названия Город и архитектура Дутара Еда и напитки Женщины Жилище и утварь Закат Канатоходец Конфессиональные группы Коран Коробов Культура Маскарабаз Масло Мечеть Минарет Мусульманин Налоги Намаз Обычаи и обряды Одежда Плов Рамазан-байрам Религия Сарт Средняя Азия Табак Табак и наркотики Театр Ураза Флора Фольклор Халат Чай Чайхане Чашка Чий Этнические и племенные группы

Editor

AM, MB

Labels

Оценка
Оценка

Text

Однообразная жизнь коренного, оседлого населения Средней Азии резко меняется в дни “уразы” – поста, предшествующего “рамазан-байраму” – празднику, совпадающему с месяцем рамазан. Пост этот тянется в течение тридцати дней. В продолжение этого времени дневная уличная жизнь в городках и селениях Средней Азии как бы вымирает. Бесчисленные трактирчики – “чай-хане” – эти местные клубы для мужского населения, разбросанные не только по обширным базарам городов Востока, но и приткнувшиеся у “дувальных” * стен по бесконечным улицам и извилистым переулкам и закоулкам, совершенно пустуют. Мусульманин хотя и проводит эти дни в обычном труде, но от восхода до заката солнца не только не принимает пищи и не утоляет жажды, но и не прикасается к кальяну.

Как только солнце заходит за горизонт и высокие купола мечетей, а с ними и весь город начинает заволакиваться дымкою ночи, - благодаря обычному явлению на Востоке – отсутствию сумерек, - с высоких минаретов мечетей раздаются протяжные возгласы “азанчей”, призывающие к молитве –“намазу”. Где бы ни застал этот возглас мусульманина, он благоговейно расстилает на землю свой верхний халат и, предварительно сняв обувь, садится на корточки с поднятыми к небу глазами, затыкает уши, и весь как бы сосредоточивается в самом себе, забыв обо всем окружающем.

“Намаз” кончен. Потянулись со всех концов города группы правоверных к общему гулянию на главном базаре, фантастически вырисовывающимся со своим “чиевым” (камышовым) навесом во мраке ночи, освещенном плошками. Во все концы, сливаясь с темно-синею полоскою далекого горизонта, разлилось целое море огней. В воздухе пахнет кунжутным маслом, жареными пирожками с луком, специфическим запахом плова и другими яствами, в изобилии изготовленными в “чай-хане”.

Все “чай-хане” переполнены праздничающими мусульманами. Здесь, на сложенных ватных одеялах, поджав ноги калачиком, мусульманин в кругу приятелей попивает из круглой, небольшой фаянсовой чашки слишком горький для вкуса русского чай и потягивает время от времени из незатейливой формы кальяна листовой, местной культуры, едкого запаха табак. В доказательство счастливого кейфа, беседа и чаепитие приятелей сопровождаются отрыганьем, представляющим у всех народов Средней Азии характерную черту порядочного воспитания.

Говор толпы смешивается с своеобразным горловым ораньем “мальчика плясуна”, с резким звуком двухструнной “дутары”, исходящими из тех же “чай-хане”.

На свободных площадках базара раскинулись открытые, на скорую руку сооруженные, театры, где местные туземные лицедеи – “маскарабазы” разыгрывают своеобразные “revues”, потешая публику остротами, нередко удачно копируя лиц русской администрации, более популярных в народе. Далее, акробаты сменяются фокусниками, канатоходцами, - к слову сказать, в своем деле искусными.

А в то время, когда мужчины пируют на базаре, их жены, - которых, согласно Корану, каждый мусульманин может иметь одновременно не более четырех законных, - в ожидании прихода своих повелителей, среди своей семьи, веселятся по-своему, или, просто скучают в одиночестве.

С точки зрения азиата, женщина – существо слабое, не только физически, но нравственно и умственно. Она, по его мнению, отличается детскими чертами характера и поэтому не может пользоваться самостоятельностью. Тем не менее, попечение и заботы, которые несет мать при воспитании детей своих, - будь то девочки или мальчики, - остающиеся исключительно на попечении своих матерей, дают ей в народном воззрении неоспоримое право на полное уважение к ней; такая духовная связь матери с детьми не может не оказать влияния на последних: характер матери явственно отражается на детях. Вкрадчивость, мягкость манер, необыкновенная выдержанность являются отличительными внешними чертами оседлого жителя Средней Азии.

...Едва зарделся восток, новый возглас “азанчи” призывает мусульманина к утреннему “намазу”. Вновь опустел базар, и закрылись “чай-хане” до следующей ночи.