Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Не судил Бог (I)

Description

Л. Черский

Не судил Бог: Туркестанская недавняя быль.

Вокруг света. 1896. № 30, с. 474-475.

Язык: русский

Рассказ

Categories

Аральское море Баклан Бархан Верблюд Восточные слова Географические названия Гусь Джейран Жаворонок Жилище и утварь Камыш Каспийское море Кибитка Кизил-Кум Киргиз Корм Кулан Куропатка Лебедь Лисица Метелка Пеликан Скорпион Скотоводство Сойка, саксаульная Судоходство Суслик Сыр-Дарья Транспорт Туркестан Тушканчик Удав Утка Фауна Флора Цапля Черепаха Этнические и племенные группы Ящерица

Editor

OJ, МВ

Text

В северо-западной части Туркестана, на восток от Каспийского моря, приютилось другое – Аральское. Тихая мертвая пустыня раскинулась вокруг него, без признака какой бы то ни было растительности, лишь около моря давшая приют камышам. Поближе к этим последним, с наступлением зимы, обитатели степи – киргизы перекочевывают сюда на житье. Камыши дают им топливо и корм скоту. Но лишь только наступает весна – кибитки снимаются, навьючиваются на верблюдов вместе с домашним скарбом, и люди уходят в те места степи, где есть вода и трава.

Подвигаясь все далее и далее в глубь стране, мы незаметно вступаем в необозримую пустыню, образуемую реками Сыр-Дарьей, впадающими в Аральское море, и носящую название «Кизыл-Кум» (1), переходим ее – и перед нами великая река пустыни Аму-Дарья и камыши, одни камыши до самого моря. Кажется, нет им предела, и куда ни бросишь взгляд – взор встречает лишь высокие заросли камыша, приветливо махающего вам своими метелками. Яркая сочная зелень ласково манит вас к себе, воды озера отрадно синеют перед вами. Утки, гуси, лебеди, пеликаны, лысухи, бакланы, цапли, - словом, целый птичий мир, гнездящийся здесь в камышах около озера, встречает вас нестройными криками, шумом и гамом своей беспорядочной жизни.

О, как резок переход то этих мест обратно к Кизыл-Кумам! Это – смерть и жизнь, тюрьма и свобода. Повсюду, куда только может проникнуть взор, чахлая, голая растительность и жгучий песок под ногами. Ни звука, ни шороха, ни малейшего признака жизни. Из зверей здесь водятся: суслики, песчанки, тушканчики и зайцы. Все они питаются стеблями, побегами и семенами степных растений и живут в норках, вырываемых ими по склонам барханов (2). По пескам носятся стада антилоп-джейранов, иногда прошмыгнет степная лисица, и просеменит, посапывая, ушастый еж. На зиму перебегают сюда сайгаки и стада куланов. Из птиц обитают: саксаульная сойка, драхва-красотка, или джен, степная куропатка, жаворонки и чекканчики, также попадаются сорока и степной ворон.

Но если эти печальные места так бедны зверями, то они богаты гадами: неуклюжая степная черепаха, степной удав, ящерицы, скорпионы и фаланга так и шныряют по всем направлениям, и надо слишком хорошо знать степь, чтобы избегнуть с ними встреч, кончающихся часто весьма печально.

Но дальше, дальше! Озеро уже далеко, камыш постепенно редеет; еще одно небольшое усилие, последний ряд стеблей остается позади – и перед нами открытое изумрудно-зеленое море. Это тихий, угрюмый, безлюдный Арал, родной младший брат шумного и оживленного Каспия.

Вот рассказ, правдивый и невымышленный, записанный мною со слов одного из действующих лиц этой истории, во время моих скитаний по Туркестану.

(1) Кизыл-Кум – красные пески

(2) Барханы – песчаные бугры