Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Русская фауна. II. Як или длинношерстый бык (Poёphagus gruniens). (по Брему).

Description

"Нива", 1872, №31, с.492-493

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i14.html

Categories

Jardin des Plantes Алтай Амстердам Англия Баран Богдо (гор.) Буйвол Бык Всадник Гамбург Географические названия Гималаи Город и архитектура Европа Еда и напитки Жрец Зубр Индия Калмык Китай Климат Кожа Козел Корм Корова Кочевник Культура Ладак Лошадь Молоко Монголия Мюнхен Мясо Овца Охота Перс Птица Путешественник Радде Сад, зоологический Седло Скотоводство Слон Снег Средняя Азия Теленок Температура Тибет Транспорт Туркестан Уздечка Фауна Флора Фольклор Франкфурт Хлев Холод Штудгарт Этнические и племенные группы Як

Editor

AM

Text

Между различными родами быка – як или длинношерстый бык, населяющий вершины Гималайских гор и все возвышенности Средней Азии, бесспорно один из самых замечательных.

Як – красивый бык от 5 до 7 футов длины, с хвостом в 1 ½ фута, не считая длинных волос, покрывающих его. По наружности он занимает приблизительно середину между зубром, буйволом и обыкновенным быком; но вместе с тем кажется как будто посредствующим звеном между быком, лошадью и бараном. Он напоминает лошадь своими красивыми круглыми сильными формами, тонкими и крепкими членами, длинным хвостом, гривой, гордой походкой, способом ставить ноги и наконец своей осанкой на бегу. На козлов и баранов похож по своей длинной шерсти. Роскошные шелковистые волосы висят с обоих боков почти до земли и в высшей степени красят его. Собственно говоря, у яка только голова бычачья; остальное тело представляет как будто смесь форм нескольких животных. Лоб у него низкий и мало выпуклый, голова короче, чем у большинства быков; морда несколько приподнята; большие узкие ноздри отстоят далеко друг от друга и лежат почти поперечно; губы толстые и висячие, глаза полные и живые, уши овальные, яйцеобразные; рога сидят выше, чем у большинства быков, почти одинаковой длины с головой, тонки и остры. У быка они от основания поднимаются полумесяцем к наружи, вперед и вверх, а концами снова обращены внутрь и назад. У коровы идут тоже полумесяцем к наружи и вверх и концами снова обращены внутрь и назад. Подгрудка, который так резко выражен у других быков, у яка нет признака. Спина почти прямая, загривок приподнят. Ноги имеют широкие копыта и большие ложные когти; они кажутся короткими, но на самом деле только толсты и сильны. Шерсть почти везде длинная, густая и грубая; только морда, нижняя часть ног и небольшое пространство на груди представляют исключение. На темени волоса грубы, косматы и спутаны, на лбу сбиты в хохол, на плечах и загривке образуют тоже волосяной хохол, который в виде гривы идет по хребту шеи. Бока, бедра и верхняя часть ног покрыты длинными, жесткими, косматыми волосами, которые иногда почти касаются земли. На нижней части шеи они образуют продолжение гривы, на хвосте удлиняются до 2 – 3 футов; здесь они, кроме того, замечательно тонки почти шелковисты. Общий цвет яка черный; но часто хохол на лбу, грива и хвост, а иногда даже лоб и маковка бывают совершенно белые; редкость – найти белые волоса и на других частях тела.

Як обязан своим латинским названием странному голосу, который не похож ни на мычание быков, ни на блеяние овец, ни на ржание лошадей: его можно сравнить только с хрюканьем свиньи, хотя звуки яка несколько глуше и однообразнее последнего. Бык ревет гораздо реже, чем корова или теленок.

«Сравнительно с кругом распространения других крупных млекопитающих», говорит Шлагинтвейт, як ограничивается весьма тесными пределами. Более чем другие животные он зависит от климата; ему необходимы места, где бы сухость соединялась с умеренным жаром. Самые высшие точки, где в чрезвычайных случаях удавалось его встретить, можно определить в 19,700 – 19,800 английских футов. На таких высотах конечно не встречается уже никакой растительности; они лежат на тысячу футов выше снеговой линии тех мест».

Дикий як водится еще в довольно большой части Средней Азии и всего многочисленнее на возвышенностях Монголии, Тибета и Туркестана. Собственно на Гималае, которого климат находится в такой зависимости от дождливого времени Индии, як не попадается в диком состоянии; на севере Китая он тоже редок. Ниже 8,000 фут. над морем он, повидимому, не может жить; даже домашний показывает ясно, как ему тягостна степень тепла, превышающая обыкновенную температуру гор. Такое свойство длинношерстого быка не может не удивлять, до такой степени оно противоречит общему характеру всех быков. Нужно вспомнить еще, что на тех высотах давление воздуха в половину меньше, чем на берегу моря. При таких условиях может чувствовать себя хорошо птица, но едва ли какое млекопитающее.

Движения яка имеют в себе что-то мужественное и стремительное. Его походка довольно легка, а галоп очень быстр, хотя и кажется тяжелым. Чувства, повидимому, хорошо развиты; покрайней мере своим постоянным бегством як доказывает, что уже издали замечает врага. Он принадлежит к самым боязливым животным и обнаруживает такой страх при приближении путешественника, как будто бы жил под постоянными преследованиями человека.

Над размножением дикого яка нет еще наблюдений. Знают только, что течка начинается весною и что корова телится одним теленком, который с самого рождения также подвижен и беспокоен, как и его мать; тотчас же после появления на свет, он вслед за нею отправляется по самым неверным тропинкам, на самые страшные вершины гор.

За яком деятельно охотятся для добывания его красивых волос и обыкновенно на старый лад, т.е. с собаками и стрелами. Охота сопряжена с опасностями; промах может стоить жизни стрелку, уже на том основании, что як лазит по горам гораздо лучше и вернее человека и двигается слишком быстро, чтобы последний мог убежать от него. Подобно всем свободным быкам, як силен и свиреп, и дерется с отчаянным мужеством, когда его вызывают на бой. Повидимому, взрослого яка нет возможности укротить; телята, напротив того, становятся очень смирными. Уаррен Гастингс привез в Англию теленка, рожденного от диких родителей. Там со временем пробовали случить его с домашней коровой; но он обнаружил к ней такое же положительное отвращение, как и зубр в подобных же обстоятельствах. В Индии, напротив того, як уже с давних пор скрещивается с другими видами быков для облагорожения породы.

Во всех странах, где живет дикий як, встречается и домашний – чрезвычайно полезное и важное животное. Домашний як обыкновенно не отличается от дикого ни по форме тела, ни по распределению шерсти. Совершенно черные яки большая редкость: даже самые близкие к диким имеют уже белые места на теле; кроме того, попадаются бурые, рыжие и пестрые. Существует несколько пород домашнего яка, происшедших вероятно от скрещивания с другими видами быков. Там и сям можно встретить домашних яков, перешедших вновь в дикое состояние и получивших снова первоначальное окрашивание шерсти. Вблизи священной горы Богдо на Алтае калмыки выпускали целые стада, до которых не смел дотронуться никто кроме жрецов. Эти быки, совершенно одичавшие, населяют теперь весь Алтай. Радде видел на юге Яблонового хребта полудикие стада, о которых никто не заботился даже в самые снежные зимы и которые сами доставали себе корм, разгребая снег. Хлевов вообще не устраивают и для домашних яков.

Яка держат всего чаще в Ладаке, Тибете, на севере Китая, в Монголии и других странах Средней Азии. Домашние стада процветают только в холодных высоких горных местностях, а в жарких обыкновенно гибнут. Суровый холод переносится ими с величайшим равнодушием. В дни, когда температура была не выше нескольких градусов над точкой замерзания, пишет Шлагинтвейт, случалось не редко, что выпряженные яки отправлялись купаться в соседний ручей, и это им нисколько не вредило. …Уже небольшой жар утомителен для этих животных – и если у них нет воды, где бы можно было освежаться по целым часам, они всеми силами отыскивают хоть тень, чтоб укрыться от горячего солнца.

Для жителей Тибета як одно из самых важных домашних животных. Он служит им для переноски тяжестей и для езды верхом; нужно заметить однакоже, что он не слишком-то податлив и что управлять им довольно трудно. С знакомыми людьми он обходится довольно дружелюбно; позволяет себя трогать и чистить и до некоторой степени слушается кольца, продетого через его нос и привязанного к уздечке. Но относительно чужих эти своеобразные верховые животные ведут себя менее любезно. По словам путешественников, як начинает сильно беспокоиться при приближении чужого человека, опускает голову к земле и вообще держится так, как будто хочет вызвать на бой противника. Иногда, вдруг находит на него приступ бешеной злобы; он вздрагивает всем телом, поднимает хвост кверху, бьет им по воздуху и смотрит грозными, озлобленными глазами на своего поработителя. Некоторая степень свирепости остается в нем всегда.

Як без труда носит 1 – 2 ½ центнеров клади и, нужно заметить, по самым трудным тропинкам и снежным полям. С его помощью можно перевозить тяжести через горы в 10 и 16,000 футов.

Молоко и мясо яка очень вкусны. Из шкур выделывают кожи, или разрезывают их на ремни, из волос вьют веревки. Но самое ценное в животном – это его хвост. Никола де-Конти говорит, что тонкие волосы хвостов продаются на вес серебра, потому что из них делаются опахала для богов и королей. Их оправляют также серебром и золотом и украшают ими сбрую лошадей и слонов. Всадники носят их на копьях, как знак высокого сана. …Белон говорит, что хвост яка стоит 4 – 5 червонцев и что богатые украшения из волос его на седлах турок и персиян не мало способствуют их дороговизне. На всем востоке эти хвосты служат опахалами и притом с древнейших времен. Ими ведут очень деятельный и прибыльный торг. Цена назначается смотря по красоте и длине волос; чем они длиннее, тоньше и глянцовитее, тем дороже. Черные хвосты дешевле белых.

Яки, привезенные в Европу, жили до сих пор в зоологических садах лучше, чем можно было ждать от их любви к холодным странам. В парижском Jardin des Plantes уже несколько лет живут домашние яки в самом лучшем здоровье. В Амстердаме, Франкфурте, Мюнхене, Штудгарте, Гамбурге и других местах – они тоже никогда не болели.