Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Джасси бай

Description

Джасси бай.

Киргизская легенда.

Вокруг света. 1903. № 10, с. 149-150.

Язык: русский

Автор: И. А.

Легенда

Иллюстрации:

Рис. 1. Джасси-бай. – Он нередко увозил и девушек.

Categories

Баран Грабеж Джасси Бай Женщины Жилище и утварь Калмык Киргиз Кочевник Легенда Лошадь Невеста Разбойник Седло Табун Транспорт Фауна Фольклор Этнические и племенные группы

Editor

OJ, МВ

Text

В теплые и ясные вечера, когда над безграничною киргизскою степью тихо плывет луна, придавая всей степи какую-то особенную, чарующую таинственность, кочевники собираются вокруг своих стариков послушать их рассказов и легенд, передающихся из поколения в поколение в течение многих веков. К числу самых интересных принадлежит легенда о Джасси-Бае.

В давно минувшие времена, - говорит эта легенда, - киргизы сильно враждовали с своими соседями, калмыками. Их земли отделяла крутая скалистая гора, через которую пролегала узенькая тропинка. Этою тропинкой постоянно пользовались оба народа для набегов друг на друга с целью грабежа и похищения невест. Последними подвигами особенно отличались киргизы. Когда молодому киргизу не на что было купить себе невесту, он садился на самого быстрого коня и смело направлялся к калмыкам. Там он высматривал добычу и, улучив удобную минуту, подхватывал себе на седло какую-нибудь молодую девушку, зазевавшуюся поздно вечером у колодца, и вихрем мчался с нею назад в свой стан. Таким образом, калмычка поневоле делалась женою киргиза.

Однако калмыки были сильнее. Однажды они так стеснили киргизов, чуть не ежедневно разбивая и грабя их, что те в отчаянии задумали переселиться туда, где, по их выражению, «солнце ложится на отдых». Но как раз в это время у одного благородного киргиза, род которого давно уже славился знатностью и богатством, родился сын, которому дали имя Джасси-Бай, т.е. «молодой богач». Мальчик рос не по дням, а по часам и превосходил всех своих сверстников красотою, ростом, силою и ловкостью. Будучи еще двенадцати лет от роду он пробирался к калмыкам и уводил у них лучших лошадей, на которых потом гарцевал так, что ни один взрослый не решался состязаться с ним. К пятнадцати годам он сделался великаном по росту и богатырем по силе, и слава об его подвигах гремела по всей степи.

Прошло несколько лет. Джасси-Бай еще более возмужал. Однажды он ездил в соседний стан и выиграл там при состязании на лошадях целый табун баранов. Возвратившись с этим табуном в свой стан, он увидал, что весь стан разграблен и все его родные перебиты. Вне себя от ярости, Джасси-Бай одним духом взлетел на гору, с вершины которой он увидал, как по ту сторону горы поспешно спускались калмыки, гоня перед собой украденные у киргизов стада. Не долго думая, молодой богатырь отломал от утеса каменную глыбу такой величины, что целые сто человек едва ли могли бы сдвинуть ее с места. Он поднял эту глыбу и швырнул ее вниз вдогонку калмыкам. Глыба с страшным шумом покатилась по горе и передавила всех разбойников-калмыков. Джасси-Бай спустился вниз, поднял глыбу и снова внес ее на вершину горы.

С этих пор Джасси-Бай стал жить на горе, постоянно подстерегая врагов. Как только покажутся калмыки у подошвы горы, пущенная мощною рукою богатыря каменная глыба тут же превращала их в прах, после чего снова поднималась молодым великаном на гору. Таким образом Джасси-Бай перебил множество калмыков; сколько бы их ни являлось под горою, все они тотчас же погибали под страшным оружием силача. Соплеменники его теперь могли жить без страха и забот в своей степи: Джесси-Бай постоянно днем и ночью охранял единственный путь, по которому могли проникнуть к ним калмыки. Иногда по ночам он спускался в стан неприятелей и уводил оттуда много скота, нередко увозил и девушек. Таким образом в течение нескольких лет он приобрел себе целых тридцать жен, которые ежегодно дарили ему по сыну.

Так прошло много лет. Жены Джасси-Бая одна за другой умерли, все сыновья сделались взрослыми и сами имели уже детей и внуков. При нем оставался только самый младший сын, который, по обычаю, должен был сделаться его наследником.

Когда Джасси-Бай достиг ста лет, из которых восемьдесят провел на страже на вершине горы, он призвал к себе младшего сына и приказал ему созвать всех братьев с их детьми и внуками.

Вскоре со всех сторон степи на гору стеклись сыновья старика со своими сыновьями и внуками. Джасси-Бай указал им место у своих ног и проговорил:

- Ройте мне тут могилу.

Когда могила была готова, старик сказал:

- Дети, я умираю. Запомните мои последние слова. Вы не в меня. Каждому из вас в отдельности не справиться с врагами, как справлялся я. Вы можете одолеть их только в том случае, если будете дружны между собой и всегда станете действовать заодно. Иначе враги одолеют вас и киргизское племя исчезнет.

Помолчав немного, он добавил:

- Теперь сделайте все нужные приготовления к моему погребению и оплачьте меня, пока я жив. Разнесите всюду весть о моей смерти и скажите, что через тридцать дней начнутся богатые празднества в память обо мне и что я оставил для победителя на состязаниях мое последнее достояние. А теперь ступайте.

Старик махнул рукой, и все его потомство отправилось назад, горько его оплакивая, между тем, как сам он, сильно утомленный, лег над открытой могилой и заснул. Вдруг его разбудил какой-то шум. Джасси-Бай поднялся и взглянул вниз. Под горою проходили калмыки, ведя куда-то большое стадо баранов. Старик приподнялся и могучим усилием швырнул вниз свою глыбу, которая и раздавила всех калмыков. Потом он воротил своих сыновей, еще не успевших далеко отойти, и сказал им, указывая на видневшееся внизу стадо, в ужасе разбегавшееся в разные стороны.

- Вон там внизу мое последнее достояние; я завещаю его победителю на игрищах во время тризны надо мною. Соберите это разбегающееся стадо и отдайте его потом победителю. Но сначала принесите мне сюда мою глыбу.

Как ни билось все многочисленное потомство Джасси-Бая, но не было в состоянии не только принести глыбу на гору, но даже и сдвинуть ее с места. Сжалившись, наконец, над бесполезными усилиями своих сыновей, внуков и правнуков, старик сам сошел вниз, поднял глыбу и внес ее наверх. Держа свое страшное оружие в привычном положении над головою, как бы собираясь поразить им новых врагов, он долго стоял неподвижно, задумчивым оком озирая расстилавшуюся у его ног степь. Потом он вдруг бросился на свою могилу и закрыл ее глыбою, которая была у него в руках. Гора и степь потряслись до глубины своих недр при падении великана и его надмогильной плиты.

Лежа в своей могиле, Джасси-Бай крепко держит над собой глыбу. Много народов проходило потом по утесу, но никому не удавалось пошатнуть тяжелой глыбы: Джасси-Бай и мертвый не выпускает ее из рук. Много веков протекло с тех пор, как сам себя похоронил киргизский богатырь, но до сих пор память его свято чтится сынами его любимой степи.

И. А.