Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Табун, застигнутый пургой в киргизской степи.

Description

(Описание илл. "Табун в киргизской степи, застигнутый пургой." Рис. Коссак, грав. Гораздовский)

«Нива», 1873, №16, 244-245,254

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i29.html

Categories

Аркан Аул Восточные слова Всадник Географические названия Еда и напитки Женщины Киргиз Климат Конь Корм Кочевник Кумыс Лошадь Метель Мороз Обычаи и обряды Овца Оценка Пастбище Политические и общественные организации Россия Седло Скотоводство Снег Степь, киргизская Турзук Фауна Флора Этнические и племенные группы

Editor

AM

Text

Табун, застигнутый пургой в киргизской степи.

Описание илл. "Табун в киргизской степи, застигнутый пургой." Рис. Коссак, грав. Гораздовский)

Главное богатство кочевника заключается в его стадах, преимущественно овец, и табунах лошадей. Киргизские лошади малорослы, костлявы и невзрачны, но изумительно проворны и выносливы. Нужно много терпения и ловкости, чтобы сделать полудикого табунного коня хорошею упряжною лошадью; что же касается выездки под-верх, то киргиз об ней заботиться всего менее. Необыкновенное уменье киргизов обращаться с лошадьми происходит от того, что они с детства привыкают к седлу. Выбрав любую лошадь из целого табуна, киргиз набрасывает на нее аркан, вскакивает верхом и мчится в степь. Конь употребляет всевозможные усилия, чтоб сбросить с себя всадника – но все тщетно. Прыжки, скачки, брыканье задом, взвивы на дыбы – ни что не помогает: всадник словно прирос к своему коню. Несколько часов носится бешеная лошадь по необъятной степи, выбивается из сил – и затем становится совершенно покорною воле своего господина. День и ночь пасется табун на степном раздолье; только утром и вечером пригоняют его в стан для доения и дают ему кратковременный отдых. Утреннее ржание возвращающегося табуна будит весь аул, женщины выходят с своими шайками, каждая кобыла становится подле своего жеребенка, и начинается доение. Кумыс – главнейшая статья пищи, без которой киргиз не может и часу просуществовать. Отправляясь на пастбище, пастухи берут с собою по небольшому турзуку (кожаный мех около ведра вместимости) – и этот напиток составляет единственную отраду во время гнетущего летнего зноя.

Зимою за табунами нет никакого ухода. Бродя в широком просторе степей, они сами должны выкапывать себе из под снега копытами скудный корм, состоящий из прошлогодней травы. Ни что не защищает их от не погоды, мороза и метелей, так что в очень холодные зимы гибнет множество лошадей. Рисунок наш изображает один из таких зимующих табунов, застигнутый бичом восточных окраин России – пургой. Явление это начинается легким низовым ветерком, который волочит по гладкой степи снежную пыль; на краю горизонта появляется облачко, которое быстро несется, разрастаясь тучею по мере приближения. Ветерок усиливается; вот закрутились побеги снежной пыли и смешались в какой-то вихреобразной пляске; сверху тоже начинает моросить, устилая бездорожную степь ровным белым пологом. Горе путнику, не успевшему добраться до станции! Потом начинается гул вверху; низовой и верховой потоки ветра сливаются в одну шумящую грозную массу, снег хлещет, наступает метель, темь, рев. Почуяв пургу, лошади жмутся в кучу, беснуясь под ударами ледяного, пронизывающего ветра. С изумительной быстротой заносит их снегом по колена, ускакать уже нет никакой возможности в сугробах наметенного снега; остается сплотится тесным клубом, взаимно согревая друг дружку и поджидать – конца снежной бури – или смерти.