Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Перевод заявления, поданного бухарскими купцами Бухарскому Правительству и Политическому Агенству

Description

Центральный государственный архив Республики Узбекистан, Фонд И-2, Канцелярия Русского Политического Агентства (Бухара)

Опись-31, дело-199/3

Categories

Агент Администрация Аму-Дарья Афганистан Балашев Бунак Бухара Восточные слова Географические названия Дюршмидт Еврей Закат Зальман Индия Ирман Казна Канитель Каракуль Килин Комиссионер Конфессиональные группы Леви Лондон Мануфактура Москва Налоги Нижний Новгород Ново-Бухара Политика Профессиональные группы Рейхенштейн Ремесло и промышленность Рихтер Россия Самсонов Стукин Торговец Торговля Торер Фабрикант Ханство, бухарское Хлопок Шелк Шерсть

Editor

Б.Б., MB

Text

Как известно Бухарскому Правительству, с давних пор мы, отцы и деды наши покупали в Бухаре и вывозили в Москву и Нижний Новгород шерсть, хлопок и каракулевые шкурки, взамен чего покупали в России и привозили в Бухару русскую мануфактуру. До последнего времени, кроме нас, бухарских купцов, в пределах Бухарского Ханства покупал хлопок большими партиями лишь некий Корзинкин. Теперь же в Бухару нахлынули Лодзинские фабриканты, стали раздавать в большой сумме бунак под хлопок и захватили, таким образом, в свои руки всю торговлю.

Мы приносили жалобы на купцов евреев бухарским властям; Политическое Агентство тогда запретило раздачу бунака, ибо эта система разоряет хлопководов. Благодаря такому запрещению, мы могли продолжать торговлю и извлекать выгоду. Три года тому назад Стукин, «Рихтер» (американская фирма) Балашев, покупавшие раньше у нас шерсть, часть коей продали в России, а часть вывезли за границу. Так дело шло в течение 2 лет. В настоящем же годе мы увидели, что если будем давать за шерсть одинаковую с вышеупомянутыми скупщиками цену, то окончательно разоримся. Поэтому мы воздержались совсем от всяких сделок.

Благодаря нашему отказу, скупщики получили возможность брать товар по очень дешевой цене. Раньше мы покупали козьи и бараньи шкуры по свободной цене и продавали этот товар в Москве и Нижнем Новгороде. Ныне же Зальман, Леви, Ирман, Дюршмидт и пр. стали раздавать скотоводам бунак и совершенно закабалили последних, не смеющих продавать шкурки другим купцам. Эти скупщики вывозят товар за границу непосредственно и подрывают, таким образом, интересы России, ибо до сего времени мы сами вывозили козьи шкурки, лисьи шкурки, мех куницы и каракуль в Москву и Нижний Новгород. Теперь эта отрасль промышленности у нас отнята. Та же участь постигла и торговлю шелком, которая благодаря системе бунака, перешла всецело в руки русских евреев и иностранных предпринимателей. Между тем, пока торговля каракулем, шелком и другими предметами вывоза из Бухарского ханства была сосредоточена в руках бухарских купцов, такое положение отвечало не только нашим интересам, но и интересам России, ибо мы закупали в Москве русский ситец, канитель и др. и часть привозимых нами товаров оставалась на русских рынках, другая же часть вывозилась за границу. В 1904 году заграничные фирмы: Торер, Килин и Рейхенштейн прислали своих агентов в Бухару для скупки каракуля. Последние заключили торговые сделки с русскими купцами и бухарскими овцеводами и сообщили за границу, что отныне будут продавать каракуль на 3% дешевле прежнего. Узнав об этом, иностранные предприниматели воздержались от покупки в Москве и Нижнем, и наш товар там остался непроданным. Покупатели в Нижнем Новгороде ожидают еще большего падения цен на каракуль, чтобы затем выгодно продать его за границей. Падение цен на каракуль в Москве и Нижнем Новгороде не устрашает иностранных скупщиков в Бухаре. По их расчетам, они, все-таки, выгадывают здесь 10% т.е. 5 рублей на 10 шкурок, так как не несут больших расходов в Бухаре, не платят зякета, и расходы их по вывозу каракуля непосредственно за границу лишь немного превысят издержки бухарских купцов по доставке каракуля из Бухары в Москву и Нижний.

Кроме того, бухарские купцы уплачивают 3 % комиссионерам и гербовой сбор, а также несут расходы по хранению и страховке товара. Все это составит от 5 до 6 рублей на кипу (10 штук) экономии. Наши Московские комиссионеры говорят, что упомянутые иностранцы очень богаты и если даже каракуль очень падет в цене, то они выгадают на другом, так как, кроме каракуля, у них имеется несколько других дел. Зато бухарские купцы, если потерпят убытки 2-3 года подряд, то разорятся совсем и тогда иностранцы купят каракуль по той цене, по какой захотят и получат большую прибыль, что совершенно не соответствует интересам ни России, ни Бухары.

От непосредственного вывоза каракуля и других товаров из Бухары за границу страдают русские комиссионеры и многие другие, имевшие прежде заработок и вообще страдает русская торговля, а также государство (Россия) лишается налогов поступавших прежде в русскую казну. Такой порядок грозит разорением нам, бухарским купцам, занимающимся почти исключительно торговлею каракулем. Иностранные фирмы, скупающие в Бухарском ханстве каракуль, обладают крупными капиталами и могут совершенно подорвать вывоз каракуля в Россию.

В виду всего вышеизложенного, мы, бухарские купцы, просим Политическое Агентство принять меры к тому, чтобы иностранцам, было воспрещено покупать каракуль в Бухарском Ханстве, предоставив им только рынки Москвы и нижнего Новгорода, куда мы, бухарские купцы, будем сами доставлять каракуль, как это было раньше, или же просим взыскивать с иностранных предпринимателей, покупающих, каракулевые шкурки в Ханстве по 5 р. с каждых, составляющих разницу между ценами на бухарском и нижегородском рынках с тем, чтобы взыскиваемые деньги поступали в Бухарскую казну. Если же этот налог будет уменьшен, то иностранные фирмы, подорвав цены на каракуль, разорят не только бухарских скотоводов и купцов, но потерпят убытки также и афганские торговцы. Тогда шерсть, каракуль, лисьи шкурки и другое сырье, составляющее предмет вывоза из Афганистана и поступающее теперь в русские таможни на Амударье, будет направляться через Индию в Лондон, что существенно повредило бы русским интересам.

Следуют подписи бухарских именитых купцов, в числе 40 человек.

Переводил Драгоман Политического Агентства (подпись)