Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Предложения по Программе реформ в Бухарском ханстве (усл.)

Description

Центральный государственный архив Республики Узбекистан, Фонд И-1, Канцелярия Русского Политического Агентства (Бухара)

Опись-31, дело-723/60

Categories

Абдул-Ахад-хан Агент Администратор Аминана Амлякдар Асфендияр Афганистан Батальон Бедняк Бек Бухара Вазыфет Военное дело Восточные слова Генерал Генерал-адъютант Генерал-губернатор, туркестанский Генерал-майор Географические названия Город и архитектура Дипломат Закат Закатчи История Кади Кази Калян Казна Кушбеги Лессар Лютич, Я. Министерство иностранных дел Министр, военный Мищенко Музаффар-хан Мукасамет Мустафин Налоги Ново-Бухара Политика Правительство, российское Право и судопроизводство Профессиональные группы Реформа Русский Самсонов Связи Сеид-Мир-Алим Советник Средняя Азия Танап Ташкент Телеграмма Токсан-тартук Тюрьма Хан, хивинский Ханство, бухарское Херадж Хива Чиновник Шариат Эмир, бухарский Этнические и племенные группы

Editor

Б.Б., МВ

Text

Туркестанский Генерал-губернатор

Канцелярия, Отделение 1-ое.

28/29Декабря 1910 года, №1833

гор. Ташкент

Г. В о е н н о м у М и н и с т р у

В дополнение к телеграмме моей от … сего декабря за № …, имею честь донести Вашему Высокопревосходительству, что с кончиной Эмира Бухарского Сейид Абдул Ахада, как и со смертью Хана Хивинского, казалось бы наступил вполне подходящий момент, когда нам возможно было бы предложить его преемнику провести в жизнь целый ряд мероприятий, направленных во благо бухарского народа, по-видимому, в значительной степени доведенного до обнищания, благодаря разорительным налогам и почти до полной приниженности, вследствие своего бесправного положения.

Весьма возможно, что новый Эмир сознает тяжелое положение своего народа и желает сделать кое что для облегчения его бремени, потому что, когда наш Политический Агент явился к Сейид Мир Алиму для выражения соболезнования по поводу кончины его отца, то Сейид Мир Алим, между прочим высказал в ответной речи Действительному Статскому Советнику Лютичу о своем намерении приложить все силы для блага народа. Ввиду этого обстоятельства наше руководительство Эмиром в его благих намерениях должно быть казалось бы, особенно необходимо на первых порах и определенная программа существенных для ханства реформ, внушенная новому Эмиру нашим правительством, может содействовать планомерному проведению их в жизнь в самый удобный в политическом отношении момент (как перемена властителя Бухары).

С кончиной Хана Хивинского, Ваше Высокопревосходительство и Министр Иностранных Дел изволили в депеше от 1-го Июля сего года № 1013 сообщить мне ВЫСОЧАЙШЕ одобренное мнение о преподании, в виде положительного требования ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА признание Сейид Мир Алима законным Эмиром Бухары. Казалось бы ряд подобных хивинским реформ в Бухарском ханстве мог бы только прочнее укрепить за новым Эмиром престол и возвратить ему то обояние высшей власти, которое, к сожалению, во время его покойного отца было утрачено, вследствии полной разобщенности и последнего от своего народа и не вникания в его существеннейшие нужды.

По имеющимся у меня сведениям, народ ныне с упованием смотрит на преемника покойного Эмира, заявившего, что он совсем переедет в Бухару почти тотчас же по кончине своего отца, выехавшего жить в древнюю столицу ханства. Этот удобный для реформ момент, казалось бы, необходимо использовать безотлагательно, дабы благополучно разрядить скопившееся годами неудовольствие народных масс, материально обездоленных, нравственно неудовлетворенных и озлобленных безграничным произволом чиновничества, а также, чтобы не вызвать волнений среди бухарцев примером широких реформ, предпринятых в соседней с Бухарой Хиве новым Ханом, задумавшим избавить свой народ от административного произвола и поднять его экономическое благосостояние. Применяясь к тому, что обещает своим манифестом Хивинский Хан Асфендияр сделать для своего народа, также испытавшего известные тяготы, - казалось бы, следовало на первых порах провести такие реформы, которые будут направлены исключительно к облегчению податного бремени населения и к улучшению его правового положения.

Во главу этих реформ я полагал бы соответственным поставить отмену вековой системы кормления за счет народа должностных лиц, широко практикуемую в Бухарском Ханстве, и установить для них определенный оклад жалованья из казны Эмира (личный бюджет последнего, как известно, не отделен от государственного бюджета), определив точно штатный состав этих лиц. По осуществлении этого Эмир, разумеется, должен воспретить всем своим чиновникам под страхом строжайшей ответственности взимать с населения какие либо поборы за исполнение своих обязанностей по службе, а равно и высшие чиновники должны прекратить подношение Эмиру обычных подарков, вроде известного Токсан-тартука. Если подобная реформа предпринимается в Хиве, стране более бедной чем Бухара и гораздо менее обширной последней по территории, то для Эмира она, конечно, будет вполне осуществима, принимая во внимание возможность назначения бухарским чиновникам малых окладов жалованья, ввиду ограниченных потребностей и условий их жизни, немногим отличающихся от жизни населения. Вместе с сим необходимо широко оповестить население, что с введением определенных окладов служилому классу оно отнюдь не должно давать чиновничеству никаких взяток и подношений.

Такая реформа, как введение определенных штатов в бекствах и в главном управлении (при Куш-беги), с определенным вознаграждением чиновникам, даст возможность иметь на местах от каприза каждого нового Бека или Амлякдара, которые ныне, при вступлении своем в должность, сменяют всех прежних служащих и замещают их своими родственниками и любимцами. Последние, в свою очередь, памятуя, что последующий новый правитель также сменит их, из всех сил старается всякими поборами с населения набрать как можно больше денег, чтобы безбедно существовать после того, как они очутятся за бортом.

Наряду с переходом чиновничества на жалованье и с установлением определенных штатов служащих лиц необходимо обратить внимание на более соответственный подбор Казиев, этих фактических ушей и глаз Эмира в его стране. При том огромном и почти безответственном положении, которое занимают Казии в каждой мусульманской стране, являясь судьями населения и цензорами нравов всех, начиная с Бека и кончая последним бедняком, непосредственно донося главе страны о всех замеченных ими непорядках – они должны выходить из уровня обычной посредственности в нравственном и интеллектуальном отношениях.

Не то мы видим теперь в Бухаре, где продолжность Казиев и их часто малограмотность составляет страшное зло для населения. Для устранения сего необходимо Эмиру возвратиться к порядку назначения Казиев, указываемому Шариатом. Эмир, при представлении ему со стороны Беков кого либо в Казии, должен через лично ему известных доверенных лиц собрать всевозможные негласные сведения о личных и нравственных качествах кандидата, и после того, когда эти сведения окажутся благоприятными, вызвать его к себе и через соответственное испытание воочию убедиться в пригодности этого лица для высоко-ответственной должности судьи и бюстителя чистоты нравов. После этого искуса кандидат может быть назначен приказом Эмира Казием.

Второю существенно важною реформою следует признать замену ныне существующей податной (хераджной), системы, так называемым «танабным» обложением. Так как основным занятием бухарского народа является земледелие, то наиболее важным представляется замена налога, лежащего на земледельческом классе Хераджа - допускающего возможность по своему существу самых широких злоупотреблений и произвола со стороны сборщиков – обложением каждого танаба земли 11/6 десятины определенного податью в зависимости от урожайности и прочих условий. Неотложность этой меры признавалась двумя совещаниями в Ташкенте: под председательством Генерал-адъютанта Мищенко и моем. Хотя Министерство иностранных дел указывает, что переход от Хераджа к Танабу явился бы несомненным нарушением Шариата и вызвал бы поэтому протест со стороны духовенства и населения; на самом же деле танабное обложение, как и Херадж, покоится на Шариате. Согласно последнему, как известно, Херадж по образу взимания разделяется: на постоянный (вазыфет) и пропорциональный (мукасамет). Первый состоит в уплате определенной суммы с известного количества земли (танаба), заключающегося в поместьи, второй – в уплате определенной и пропорциональный части жатвы (половина или одна шестая), и в обоих случаях взимания земля, по арабскому праву, - должна быть кадастрована на счет государства. Херадж постоянный, опубликованный на всеобщее сведение, в данном случае и предлагается для реформы поземельно-податной системы в Бухаре нашей партии межевых чинов для зарегистрирования, сколько и у кого из населения находится земли. Стоимость подобной партии с расходом на инструменты и т.п. определяется кругло в 100/тыс. рублей.

В интересах развития торговли и промышленности и для облегчения сельскому населению обмена своих продуктов на произведения фабричной и заводской промышленности, представлялось бы желательным отменить Зякет, допускающий полную возможность злоупотреблений со стороны сборщиков Зякета (зякетчиев) и заменить его промысловыми свидетельствами и патентами на право торговли, освободив при этом сельское население от всяких сборов за торговлю сельскими продуктами на городских базарах. Установление определенных сборов с патентов и свидетельств едва ли уменьшит доходы Эмира, но за то, несомненно, избавит торговцев от произвольных поборов, взимаемых сборщиками в свою пользу.

Таким же образом следует заменить и ныне существующий сбор за место торга (Аминана), крайне обременительный для населения, не имеющий никаких оснований в шариате и установленный покойным Эмиром Музафар-Эд-дин Ханом исключительно по случаю его войны с русскими, но до сего времени не отмененный.

Следующими по значению для населения мерами в сфере управления, вызываемыми не только соображениями гуманности но и просто невозможностью для нашего государственного достоинства терпеть в покровительствуемой вассальной стране дальнейшее существование некоторых видов наказаний, применяемых бухарскими властями, являются: немедленное уничтожение телесных наказаний для населения, отмена приковывания арестуемых цепями за шею и заклепывание в особые деревянные колодки, а также отмена отдачи несостоятельных должников в кабалу.

Вообще необходимо обратить внимание Эмира на то вопиющее состояние, в котором находятся ныне бухарские тюрьмы с их ужасным режимом для преступников и настоять хотя бы на постепенном их улучшении, сообразуясь с потребностями и условиями быта бухарского народа; в равной степени весьма желательно было бы ограничить смертную казнь, допустив ее применение только за особо тяжкие преступления, а утверждения смертных приговоров предоставить только Эмиру.

Несомненно, что столь существеннейшие реформы, как перевод к определенным штатом личном составе чиновников с определенным каждому из них содержанием и фиксация земельной подати при отмене Закета и Аминана, должны вызвать, по крайней мере на первых порах, известное оскудение казны Эмира, но, для компенсации вышезванного, как мне кажется, значительная часть расходов может быть покрыта сокращением до минимума бухарской армии, из которой можно оставить Эмиру лишь две сотни его конвоя и гвардейский стрелковый батальон для его личной охраны и для поддержания его престижа, как суверена в глазах народа. В настоящее время бухарская армия представляется игрушечной; собранная из порочных элементов народа, не обученная деморализованная, она скорее является угрозой внутреннему порядку не давая никаких оснований надеяться на возможность извлечь из нее какую либо пользу во время военных действий, особенно, имея в виду наиболее вероятного противника нашего в Средней Азии - Афганистан, родственный по вере и пользующийся большою симпатией населения, как могущественный защитник от насильственного обрусения, которым пугает народ фактическое духовенство. Но эта армия может скоро сделаться внушительной силой, и, при том, враждебной нам, если во главе ее станут свои же инструктора – бухарские офицеры – из тех бухарцев, которые ныне проходят курс в турецких военных школах под покровительством Младо-турецкого комитета «Единение и Прогресс». С упразднением армии у Эмира останется свободным более полутора миллиона рублей в год.

На желательность упразднения бухарской армии, с целью обращения расходуемых на ее содержание денег на общеполезные нужды в ханстве, указывал, между прочим, такой опытный администратор и дипломат, как покойный Лессар, выдающийся знаток бухарских дел. В дальнейшем же, когда реформированная административная жизнь войдет в свою колею и население несомненно легко оценит благодетельность дарованных реформ страны, производительные силы последней и экономическое благосостояние населения, несомненно, настолько возрастут, что Эмир, в случае каких либо недоборов в свою казну, легко бы мог потом, при благоденствии страны, найти те или иные разумные источники для пополнения этих недоборов.

Попутно, с предложением Эмиру изложенной программы реформ, я полагал бы так же необходимым отменить в Бухаре некоторые стеснительные для русско-подданных ограничения (вроде уплаты ими внутренних пошлин и проч.); для сего необходимо было бы пересмотреть договор 1873 года заключенный в Бозе почивающим императором Александром 2-м и покойным Эмиром Музаффар Эд-дином.

Переезд же на жительство нового Эмира в свою древнюю столицу ханства по близости Новой Бухары, где находится наше Политическое Агентство и предстоящее обновление личного состава последнего, казалось бы, заставляют подумать о своевременности снабжения особой инструкцией Российского Политического Агента в Бухаре на предмет его сношений с Эмиром и Туркестанским Генерал-губернатором. Причем, в основу этой инструкции должны была бы быть положена мысль, что наш Политический Агент в Бухаре получает распоряжение от Министерства иностранных дел через Туркестанского генерал-губернатора и сносится с Министерством через последнего. Это, полагаю, необходимым в целях большей согласованностим действий Генрал-губернатора и Министерства иностранных дел в отношении Бухарского Ханства. Эту инструкцию необходимо разработать по соглашению Вашего Высокопревосхордительства с Министом иностранных дел и со мною.

Представляя изложенное на благоусмотрение Вашего Высокопревосходительства, я считаю долгом высказать, что, если бы Российское Императорское Правительство одобрило настоящую программу реформ, то я полагал бы, для преподания этой Программы новому Эмиру, либо вызвать его в Ташкент, или снарядить к нему торжественное посольство для передачи ему Программы реформ вместе с обычным поздравлением по случаю вступления в управление Бухарою.

О последующем покорнейше прошу почтить меня уведомлением в возможно непродольжительном времени.

(Подписал:) Генерал от кавалерии Самсонов.

(Скрепил:) Управляющий Канцелярией Генерал-Майор Мустафин

Верно: Делопроизводитель (подпись)