Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Прошение Ашир Бека Ходжи Айваз оглы

Description

РГИА

Ф. 1386 Ревизия сенатора Палена К.К. Туркестанского края в 1908-1910 г.

Оп.1. Дело 262, л. 228-228 об.

Язык: русский.

Categories

Агент Асхабад Военное дело Географические названия Консульство Конфессиональные группы Край, закаспийский Куропаткин Мешед Начальник Пален Переселенческие дела Персия Политика Право и судопроизводство Профессиональные группы Прошение Связи Сенатор Суннит Тавриз Телеграмма Участок Шиит Шуша Этнические и племенные группы

Editor

OJ

Text

Его Сиятельству,

Высочайше назначенному для ревизии

Закаспийского края Сенатору Графу Палену

Персидско-подданного, жителя сел.

Калта-Чинар, Дарагезского округа,

Ашир Бек Хаджи Айваз оглы,

проживающего в том же селении

Прошение

В начале основания гор. Асхабада, я, как соседний житель, приобрел для себя участок городской земли под постройку, выходящий одною стороною на Бок-Тепинскую, а другою на Текинскую улицы. По первой мне уже были 4 постройки возведены и сданы под торговые предприятия, а также была предназначена такая же постройка и по другой улице, для чего был заготовлен весь нужный строительный материал; не успев приступить к постройке ко мне явился от жителя гор. Шуши Гаджи Керима по отчеству не знаю, Асхабадского богача, проживавшего и проживающего ныне в Персии в г. Мешеди, доверенным лицом его одногорожанин Ханлар-бек Агаев, служивший тогда агентом при Российском консульстве в Мешеди, прожившего же в мест. Малгад Абад, Дарагезского округа, а ныне в г. Асхабаде частным поверенным, с предложением продать Хаджи Кериму приобретенный вышесказанный участок и приготовленным всем строительным материалом; после долгих моих колебаний я склонился на его доводы, да к тому же мною после приобретены были небольшие две усадьбы, согласился на предложение Агаева и запродал участок за 4200 руб. Запродажа эта благодаря мошенничеству богача Хаджи Керима его доверенного и свидетелей их, я, добиваясь истины, впал в самое бедственное положение. Дело вышло так: Согласившись на продажу мы с Агаевым по его предложению отправились на квартиру Чиновника особых поручений при Начальнике области Яхъя Бек Таирова (ныне умершего) для заключения домашнего договора, где в то время были Таиров и два посторонних лица Сеид Гамид, Асхабадский домовладелец, и Хаджи Мулла Али из Тавриза, ныне умерший, при которых и был написан договор, по которому я получил в задаток 200 руб. и обязаны были совместно обе стороны в течении месячного срока совершить купчую крепость с расходами с моей стороны 30 руб., а с другой – излишек выше этой суммы, а за неисполнение этого условия, сторона, уклонившаяся от этого платит неустойку в 1200 руб. т.е. с возвратом задаточных 200 р., а другая сторона 800 руб. к 200 руб. задаточным. По истечении условленного срока Агаев для совершения купчей в Асхабад не явился, а чрез брата своенго Ахмед Бека, живущего в Асхабаде, просил меня об отсрочке условленного срока на 15 дней, об этом чрез того же брата было подано прошение к г. Уездному Начальнику, который вызвав меня в Управление, склонил на уступку в просьбе Агаева. После второго срока Агаев сам явился ко мне с двумя людьми: Мешади Ганифа, проживающего в Асхабаде, и Мирза Бага Итдин, прожив. в Персии, при которых и просил меня отсрочить еще на 10 дней, ссылаясь на то, что не получил от Хаджи Керима денег, обещая при этом уплатить мне за обе отсрочки все расходы мои; я на это согласия не дал, т.к. слышал, что Хаджи Керим отказался от покупки усадьбы, а Агаев, не желая платить мне неустойки, оттягивал дело с тем намерением, чтобы в свою очередь получить с меня неустойку, как человека несведующего в судебном деле, что конечно и и исполнил. Не предвидя такого исхода дела, я тогда же подал прошение Уездному Начальнику о понуждении Агаева к совершению купчей, а в случае уклонения его присудить с него в мою пользу неустойки 800 руб. Спустя месяца 1½ по подаче мною прошения, я был вызван Начальником в Управление, Агаева почему-то не было. Здесь Начальник объявил мне, что дело по прошению моему он производством на себя принять не может, а пошлет на распоряжение Г. Начальника Области. Прошло с того времени около 1 месяца, я не получая никакого результата, явился из селения Персии в Управление уже без вызова и заручившись N и временем отправления дела моего в Канцелярию Начальника Области, отправился туда за справкою, где переводчик Джевад-бек Амирджанов (ныне умерший) сказал мне, что Правитель Канцелярии находится в Харькове на излечении и до возвращения его дело мое рассмотрено не будет, тогда я возвратился в свое селение и прожил там безвыездно 6 месяцев, буде покойным в правоте своего дела. После того я приехал в Асхабад уже по другим делам, о чем узнал Агаев, и вскоре затем был вызван в Управление, где я узнал, что Агаевым было подано прошение о взыскании с меня 1200 руб. неустойки, обвиняя меня в том, что якобы я скрывался, уклоняясь от суда не желая продажи усадьбы, а с тем платить неустойки; при этом Суд не допустил вместо меня защитника, присудив с меня 1200 р. неустойки. Решение это я обжаловал Начальнику Края Генералу Куропаткину, по распоряжению которого дело было передано на рассмотрение Судной Комиссии, на которой председательствовал (Уездный) Начальник оной Дуклицкий. На суде Агаев отрицал свою виновность отказался даже и от того, что просил меня два раза об отсрочке срока совершения купчей крепости, но мною это было доказано представлением в Суд взятыми через Российского Консульства от Ходжи Керима одной телеграммы и 2-х писем Агаева к Хаджи о высылке сначала 4000 р., а потом уже 1000 р. на уплату мне неустойки. Суд не принял во внимание и других моих доводов и решение 1-е утвердил, благодаря тому, что выше указанные свидетели, как шеиты, против меня, суннита давали под присягою ложные показания в угоду Хаджи Керима и Агаева тоже шеит, чему были свидетели. После этого без оповещения меня усадьба с постройками и строительными материалами была продана якобы с аукциона за 1200 руб, но аукционная продажа, как потом мною было узнано от других,, проводилась не так, как бы следовало – не в базарный день, а в обыкновенный, без публики и закрыто, а затем через некоторое время я получил повестку, извещавшую меня о продаже усадьбы и удовлетворении вырученными деньгами Агаева, кроме того в повестке было сказано, что кроме 1200 руб. от меня в пользу Агаева следует еще 400 р. судеб. издержек, за что описана другая усадьба на Симурской ул. и уже также продана за 500 руб. Вследствие этого мною была подана жалоба Г. Начальнику Края, который распорядился возвратить вторую усадьбу мне с погашением судебных издержек из арендных денег, которые и получались в течении 3 лет по 240 р. в год, что составляет 720 руб.; те же 320 р., превышающие 400 р. суд. издерж. да плюс к ним уплаченная мною в долговременный процесс этого дела …[окончание отсутствует]