Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Письма и телеграммы по поводу устройства в Хивинской больнице женского отделения (усл.)

Description

Центральный государственный архив Республики Узбекистан, Фонд И-125, Канцелярия хивинского Хана

Опись-1, дела-2/17; 2/18-19 с об.; 13

Categories

Администрация Аптека Больница Военное дело Врач Генерал-губернатор, туркестанский Генерал-майор Географические названия Глушановский Дифтерия Лечение Лыкошин Медицина Начальник Область, сыр-дарьинская Отдел, аму-дарьинский Петро-Александровск Письмо Политика Полковник Профессиональные группы Связи Скарлатина Советник Хан, хивинский Ханство, хивинское Хива

Editor

О.М., МВ

Text

М.В. Начальник Аму-дарьинского Отдела

22 декабря 1912 г., № 2766

г. Петро-Александровск Сыр-дарьинской области

Его светлости Хану хивинскому.

После слов дружественного привета, содержание письма моего следующее.

При этом препровождаю Вашей светлости для сведения копию с отношения Окружного Военно-санитарного Инспектора Туркестанского Военного Округа от 28-го ноября с. Г. за №15107 на моё имя с переводом его на мусульманский язык, по поводу строющегося здания для Хивинской больницы.

Желаю Вам здоровья и полного благополучия.

Начальник Отдела, Полковник Лыкошин.

(№2/18-19 с об.)

Копия с отношения Окружного Военного-санитарного инспектора Туркестанского Военного Округа от 28-го ноября 1912г №15107.

Начальнику Аму-дарьинского Отдела.

Ознакомившись подробно с планом строющегося здания для Хивинской больницы и составив себе понятие о будущей её деятельности, я нахожу небесполезным высказать теперь-же некоторые мои соображения по проекту учреждения в Хивинском Ханстве европейской медицины.

Прежде всего, должен сказать, что всякий народ, будь то магаметанского вероисповедования или христианского, только тогда крепок и силён, а вместе с этим и разумен, когда он родится же здоровым и только тогда, когда здорова роженица. Основываясь на этом Правитель, Правительство и народ христианских стран, идя по пути своего совершенствования и расширяя рамки своей медицины, никогда не забывали женскую половину рода человеческого и в деле подания медицинской помощи одинаково относились как к мужчинам, так и женщинам.

Думается мне, что настало время, чтобы и в Хивинском Ханстве женщины и мужчины в деле пользования от своих недугов сделались бы равноправными подданными Его Светлости Хана Хивинского. Строющиеся же здания Хивинской больницы этого, однако, говорить это не позволяет: женщины и мужчины уравнены в ней только в амбулаторном лечении; для станционного же пользования для женщин не предназначено ни одной койки.

Позволю себе думать, что это произошло прямо по тому или другому недразумению. Чтоы рассеять это недоразумение и доказать необходимоть женского отделения в больнице, считаю необходимым привести следуюшие более яркие доводы: каждый муж читает себя несчастным, когда жена его умирает от родов или если и не умирает, то всё же остаётся после таких трудных родов на всю последующую жизнь неспособной к деторождению. Случаи эти бывают при неправельных родах, но непавильность эта в большинстве исправима и роды оканчиваются благополучно, однако для этого нужна известная обстановка, а не домашний обиход и, стало быть, нужен благоустроенный родильный покой, а его как раз в Хивинской больнице и не будет.

Затем, в Хивинском ханстве, как и повсюду, распростнены остро заразные болезни, как например дифтерия, скарлатина, оспа и проч. Болезни эти крайне легко передаются от одного к другому и особенно тяжелы бывают у детей, без сомнения и в Хиве знают, что от дефтерии или скарлатины иногда в несколько дней вымирает вся семья из 5-6 душ. Однако, этого можно избежать, если первого ребёнка заболевшего тотчас-же отделить от остальных, пока ещё здоровых. Но чтобы не только отделить, но и вылечить его, нужна опять таки известная обстановка, которая и дается в особо устроенных при больницах заразных отделениях и которого, к сожелению, как говорит план, в Хивинской больнице не будет.

Далее, болезни, требующие операций, обыкновенно бывают как у мужчин, так и у женщин; многие из этих болезней без операций ведут к скорой смерти; сделанная во время операция не только даёт жизнь больному, но и во многих случаях возвращает человеку полное его здоровье. Делать же такие большие операции и затем лечить оперированного дома нельзя, а можно только в благоустроенной больнице и это для мужчин в Хивинской больнице не предусмотрено, а для женщин - забыто. Тоже самое надо сказать и для глазных больных.

По моему личному наблюдению, между женским сартовским населением глазные болезни и слепота от них очень распространены; думаю, что ими страдают также нередко и Хивинские женщины. Нет ничего тяжелее для человека, как потерять зрение, но, с Божьей помощью, врачи стали теперь настолько искусны, что многих слепых делают вновь зрячими. Если в Хиве пришли к убеждению, что больные глаза надо лечить и для этого устраивается глазное отделение, то таковое должно быть не только для мужчин, но и особое для женщин. К этим доводам в защиту хивинских женщин и детей я считают не лишним добавить, что мужчины, устраивая только своё здоровье и забывая своих жизненных подруг, прежде всего наносят ущерб самим себе: больная жена не работница в доме, а больные дети не кормильцы отца в его старости.

Всё это я счёл своим долгом сообщить Вашиму Высокоблагородию на том основании, что Туркестанский Генерал-губернатор предполагает надзор за Хивинской больницей возложенить на меня. Я же, для исполнения этого поручения Его Высокопревосходительства и из желания полного благодействия Хивинскому народу, просил-бы Вас не отказать вышеизложенные мои мысли доложить при случаи Хану Хивинскому.

Что-же касается до строющейся больницы, в отношении распределения в ней разного рода комнат, то по этому вопросу нахожу нужным сделать следующее свои замечания: 1) во многих больных отделениях имеется только один выход наружу; в этом я вижу упущение, так как во всех больших жилых помещениях и в особенности больничных, где иногда находятся трудные больные, не могущие самостоятельно двигатся, во избежания несчастных случаев, как например при пожаре, безусловно надо два выхода; 2) под аптеку отведена только одна комната; если-бы аптека предназначалась только для амбулатории, то одной комнаты пожалуй-бы и достаточно, но так как она предназначена и для больницы, куда придётся отпускать сложные лекарства, как например разного рода декокты, настойки, тинктуры, некоторые растворы,требующие дисцилированной воды, то всё это потребует особой комнаты для постановки инфундирного и перегонного апарата, который, во всяком случае, не может быть поставлен в той комнате, где будут приготовляться порошки; затем в отдалённой Хиве, где нет аптечных магазинов, при больнице необходимо будет иметь тот или другой запас медикоментов, аптечных и врачебных предметов и перевязочных материалов; для хранения всего этого запаса безусловно потребуется особая хоть небольшая, комната, так называемая «материальная» с подвалом для хранения взрывчатых и легко портящихся от жары разного рода предметов; 3) амбулатория состоит из комнаты для выжидания очереди приёма и кабинета врача; этого безусловно недостаточно: в кабинете, где врач будет осматривать и выслуживать больного, одновременно фельдшер не может накладывать повязки и нельзя их накладывать и в ожидальне в присутствии других больных, а потом каждое из отделений амбулатории /мужское и женское/ требуют ещё одной комнаты рядом с кабинетом врача; 4) в больничных отделениях нет комнаты для палатной прислуги; хотя, безспорно, палатная прислуга должна жить в особом здании от больницы, что планом и предусматривается, но для дневного кратковременного отдыха и для ночи для дежурной по отделению прислуги должна быть всё-же при самих палатах небольшая особая комната; отсутствие таковой поведёт к тому, что дежурные будут располагаться на свободных от больных койках, а это крайне не желательно. Хотя по имеющимся у меня сведениям постройка Хивинской больницы уже закончена, но я всё же не лишним считаю сообщить мои замечания на тот случай,что может быть инженер строитель ещё найдёт возможным тем или иным путём принять их во внимание.

При этом присовокупляют, что при демонстрировании мне Вашим предшественником Генерал-майором Глушановским планов больницы ещё до её постройки, все перечисленные выше мои замечания были мною ему переданы.

Подлинное, подписал: Военно-санитарный Инспектор, Тайный Советник Рябчевский.

С Подлинным верно:

Превитель Дель, Надворный Советник (? подпись неразборчива).

Сверяль: Письмоводитель (? подпись неразборчива).

(Д-13)

М.В. Начальник Аму-дарьинского отдела

Канцелярия гражданская. 16 ноября 1912 г., № 2568

Его Светлости Хану Хивинскому.

После слов дружественного приветствия, содержание письма моего следующее:

Прошу распоряжения Вашей светлости о сообщении мне следующих сведений: будут ли в Вашей больнице в гор. Хива для стационарного лечения приниматься больные женщины, так как из эскизного плана больницы не видно, чтобы для них предназначено было особое помещение.

Желаю Вам здоровья полного благополучия .

Начальник Отдела Полковник (Подпись неразборчива)