Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Современное правовое положение мусульманской женщины

Description

Рецензия Рагим бека Меликова (1886-1936) была опубликована в газете «Баку», 4 марта 1912 г., № 52. Также напечатана в книге: Рагим бек Меликов. Память будет почтена... (Избранные статьи и рецензии). Баку, 1987.

Categories

Ахмед бек Агагев Баку Восточные слова Географические названия Государственная Дума Домострой Женщины История Ишиг (газета) Казань Константинополь Конфессиональные группы Коран Магомет Мейдан Миссионер Мусульманин Мусульманин, российский Наполеон Остроумов, Н. Оценка Печать Победоносцев Политика Право и судопроизводство Прогресс Редакция Религия Россия Шариат

Editor

Sh.M.

Text

(Брошюра Н.Остроумова, под редакцией г.Казанской)

Под таким заглавием недавно в Казани появилась небольшая по объёму брошюра, останавливающая на себе не мало внимания местных мусульман. Автор, известный в мусульманских кругах миссионерским именем останавливается на больном вопросе культурной жизни российских мусульман. В предисловии к брошюре г. Остроумов так определяет цель своего труда: «В настоящее время в России насчитывается не менее 15 миллионов мусульман, вероучение и правовые нормы которых малоизвестны большинству читающие русской публики. Между тем наряду с событиями большой важности переживаемыми в настоящее время мусульманскими государствами, в самой России наблюдается весьма интересное движение среди мусульманских женщин, которые решили всеми силами добиваться изменения своего положения к лучшему в смысле приобретения равных с мужчинами прав. Движение это возникло первоначально среди турецких женщин, которые, сбросив веками носимые покрывала, образовали в Констатинополе особый союз для достижения своих целей, затем это движение нашло себе приверженцев и среди русскоподданных мусульманок, которые протестуют против бесправного положения мусульманской женщины и требуют пересмотра своих прав, мотивируя свою просьбу тем, что сам Магомет высоко ставил женщину – мусульманку и предоставил ей много прав, которых она была лишена впоследствии благодаря властолюбию, чувственности и косности последователей пророка».

Далее автор скомбинировал все появившиеся в литературе и периодической печати с 1905 г. о затронутом вопросе. Здесь и выдержки из известного труда Ахм. б. Агаева и различные газетные статьи (между прочим и из Бакинской «Ишиг») и отдельные, замеченные автором среди мусульман явления, и петиция мусульманок в Гос. Думу; словом, казалось бы, все существенные по интересующему автора вопросу использовано им, да плюс к этому «юридическая сторона» вопроса, на котором собственно и сосредоточивается все внимание автора-миссионера.

Но несмотря на это, при чтении брошюры читатель убеждается, насколько неискренен автор в своих заключениях, что главная цель его труда-то не желание придти мусульманам на помощь в разрешении столь назревшего вопроса, а желание ещё лишний раз задеть религиозное чувство тех 15 миллионов мусульман, о которых говорит сам Остороумов в цитированном выше месте брошюры. Эта идея красной нитью проходящее через все содержание брошюры настолько очевидна сама по себе, что доброжелателям мусульман не удаётся скрыть её, какими бы красивыми словами они ни прикрывались. В конце концов, г. Осторумов сам, наверное, не решился бы ответить на вопрос: как же 15-миллионной массе обставить дело, как быть с женским вопросом?

Мы думаем, что ответ у г.Остроумова может только один: отречься этой массе от того вероучения, которое, по заключению г. Остороумова привело мусульманскую женщину до её настоящего положения! Таков рецепт г. Остроумова, но конечно, открыто высказать его он не мог, ибо такое заключение граничило бы с абсолютным абсурдом. Мы далеки от цели выступать в защиту тех положений корана и шариата, которые «разбиваются» г.Остроумовым, но указать на самые приёмы, посредством которых г.Остроумов вообще делает свои заключения, считаем нелишним.

Характерно, что как вообще во всех подобного рода миссионерских «писаниях», наш автор не стесняется для подкрепления своей мысль прибегать к лёгкого пошиба анекдотам, легендам, которым, казалось бы, не место в серьёзной научной работе. Так, например, г. Остроумов делится с читателем впечатлениями от «наблюдения» им быта закаспийских мусульман… и что же? Он тут явно занимается передачей разного рода недостойных сплетен и слухов, услышанным им разве где-нибудь на мейдане. Но пусть так! Пусть даже эти побасенки характеризуют жизнь 15-миллионного населения. Спрашивается, можно ли отсюда делать заключение, что все санкционируется религиозным учением, исповедуемым данным народом? Ведь мы знаем, что по «Домострою» женщине отведено не лучшее место, чем современной мусульманке, но в то же время нам известно, что отдельные пункты «Домостороя» – это лишь проявление существовавших в народе предрассудков, обычаев, но при чем тут религия?

Далее г.Остроумов с торжественностью ссылается на «шедевры» мыслей учёных Востока о женщине, но опять-таки это анекдоты, которые распространяются в широкой публике о всех почти выдающихся людях (немало их про Наполеона), но назвать эти шедевры чем-нибудь серьезным, почерпнутым непосредственно из научных трудов этих ученых, думаю, никто не решится.

На таких шатких положениях основывает г. Остроумов свой путь и приходит к единственному легко объяснимому лишь с точки зрения учеников пресловутых Ильминского, Победоносцева и К-о, заключению. Мусульман же он ещё раз убедил, насколько подобные «доброжелатели» «горят желанием» содействовать скорейшему разрешению тех или других вопросов, связанных с их прогрессом.