Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

О "панисламизме"

Description

Статья Рагим бека Меликова (1886-1936), азербайджанского публициста, была опубликована в «Камско-Волжской речи», 7 апреля 1911 г., № 77. Также напечатана в книге: Рагим бек Меликов. И память будет почтена... (Избранные статьи и рецензии). Баку, 1987.

Categories

Арест Баку Вакыт (столбец) Военное дело Восточные слова Газета, татарская Географические названия Дан юлдузы (газета) Донос Дума (газета) Ени хагигат (газета) Журнал Закавказье Измена Инородцы Иш-Мухаммад Йолдаш (газета) Казанский телеграф (газета) Казань Карикатура Конфессиональные группы Коран Корреспондент Культурная работа Магазин, книжный Медрессе Младотурок Молла Насреддин (журнал) Мударрис Мусульманин, российский Мусульманское образование Новое время (газета) Оренбург Оценка Пангайканизм Панисламизм Панславянизм Петербург Печать Погром, армяно-татарский Политика Право и судопроизводство Пресса, татарская Профессиональные группы Редактор Редакция Религия Реформа Россия Русское знамя (газета) Сада (газета) Сепаратизм Сионизм Султан, турецкий Татарский Текамюл (газета) Турецкий Турция Урал (газета) Учебник Учитель Феюзат (журнал) Цензура Шарки Рус (газета) Шахтахтинский Школа, ново-методистая Школа, старо-методистая Школа, татарская Этнические и племенные группы Юлдуз (столбец) Язык Ялт-юлт (газета)

Editor

Sh.M.

Labels

Самооценка

Text

За последнее время в известной части русской прессы против российских мусульман выдвигается целое обвинение в панисламистское вожделениях, пишут о намеченных планах объединения всех мусульман под властью турецкого султана, об измене России и прочих нелепостях, охотно распускаемых услужливой охранительной прессой. Кому не лень повторять сказку про белого бычка, с напыщенной и надутой мудростью стараются уверить «кого следует» в существовании задних мыслей у миллионов массы мусульман, которая ничем решительно не заслужила подобных обвинений.

Когда мусульман в сепаратизме обвиняет «истинно русская» пресса, когда «Новое время», «Русское знамя», «Казанский телеграф» и вся честная компания бесчисленное множество раз повторяет тему о пресловутом «панисламизме», мусульман это нисколько не удивляет, на то и существуют все эти органы печати, чтобы не оставлять инородцев в покое.

Но вот последние события, разыгравшиеся на наших глазах и имеющие для общественной жизни российских мусульман большое значение, заставляют нас глубоко задуматься над создавшимся положением. Я говорю о последних массовых обысках в редакциях газет, в книгоиздательствах, арестах редакторов, сотрудников газет, закрытии школ, высылки учителей; нам с горечью приходится констатировать факт, что мы действительно, находимся под подозрением, что наша верность России, преданность ее культуре подвергнуты сомнению и что нас, действительно, обвиняют в чем-то противогосударственном.

Мы не сомневаемся, что эти события вызывают полное удовлетворение и даже восторг в реакционном лагере, но для нас они являются национальным горем, ибо подвергнута разгрому вся культурная работа, которая создалась усилиями последних лет.

Но первое, на наш взгляд, что мы должны предпринять, чтобы оправиться от событий последних дней, это – всеми имеющимися в наших руках средствами доказать лживость всех возводимых на нас обвинений – правда ли, что мусульмане лелеют какие-то «панисламистские идеи»?

«Панисламизм», выдвинутый ныне на арену, имеет свою небольшую и краткую историю: создался он без ведома самих мусульман, в 1905-06 годах после памятных кровавых армяно-татарских событий, имевших место в некоторых городах Закавказья. Как это не желательно, но приходиться возвращаться к недавнему прошлому.

Читатели, наверно, помнят тот шум, который был поднят тогда в русской прессе вокруг слова «панисламизм». Дело в том, что армяно-татарские погромы, разыгравшиеся с головокружительной быстротой и ныне оставившие у обоих национальностей одно лишь чувство омерзения к этому кошмару, объяснялись не более, не менее как… «панисламизмом» мусульман. Но это время осталось позади – русскому обществу немного нужно было, чтобы убедиться, насколько правдоподобны эти басни; русская прогрессивная пресса воочию увидела, что она была введена в заблуждение теми, кто хотел лишь «с больной головы свалить на здоровую».

Теперешний “панисламизм” носит несколько иной характер: «Истинно русская» пресса хватается теперь за те вполне легальные и никогда ни от кого не скрывавшиеся сношения с Турцией, которые проявились в выпиские учебников и газет из Турции. Но этим, кажется, и исчерпывается все обвинения против мусульман. В любом татарском книжном магазине на выставке можно видеть книги турецкого издания, но каково их содержание?

Они – большей части религиозного содержания (главным образом Коран), затем учебники, как-то: физика, геометрия и др. Научные книги, по бедности и необработанности татарского языка, не могут быть изложены на нем, но почему же не использовать те учебники, которые уже имеются на родственном турецком языке и, подвергнув их переработке, не приноровить к требованием тех татарских школ, где преподавание ведется на родном языке. Ведь это делается путями легальными, пропускаются эти книги на книжный рынок цензурой.

Указывают на татарскую школу, медресэ, как на очаги якобы «панисламизма», но вся эта история со школами оказывается сведением счетов одного человека со всеми труженниками просвещения.

Дело в том, что татарские школы за последние годы подвергались коренным реформам. Жизнь выдвинула на сцену новые приемы преподавания, новые методы; говорилось и писалось о необходимости на место старой школы, калечившей ребенка и кроме зазубривания стихов Корана ничего ему не дававшей, создать новый тип школы, где дело преподавания было бы поставлено по образцу других народностей. Создались так называемые «ново» и «старо-методисты». Эти последние, не желавшие какого-бы то ни было обновления школы и крепко державшиеся за все формы архаитической жизни, пускали в ход все средства, чтобы повредить своим противникам.

Вокруг школьного вопроса создалась горячая полемика в печати: «главарем старо-методистов» стал знаменитый мударрис Иш-Мухаммад (известный теперь среди мусульман под именем «ишми»). Страницы татарских газет и журналов (главным образом «Молла Насреддина» и «Ялт-юлта») заполнялись статьями и карикатурами на этого гасильника света, все доводы которого дальше доносов не шли. Так обстоит дело с «крамольными» школами.

Говоря о газетах, будто бы обслуживающий интересы Турции, можно действительно указать на те, которые особенное внимание отводят турецким событиям, которые относятся сочувственно к турецкой действительности, но, вообще, все газеты подводить под эту категорию нельзя. Только что подвергнувшиеся обыску и закрытию четыре татарские газеты в Баку были самых разнообразных оттенков: здесь и чисто научно-литературный журнал («Феюзат») и газета без определённой физиономии («Сада»), и газета «панисламистская» в вышесказанном смысле сочувствия турецким событиям («Ени хагигат»).

Редакторы всех этих изданий обвиняются в «панисламизме». Мы не сомневаемся, что каждый из них в отдельности сумеет рассеять это обвинение, но наша цель установить: панисламизм в таком даже невинном виде является ли идеей общемусульманской, проникнуты ли им все слои мусульманского населения.

Татарская периодическая печать зародилась на наших глазах всего каких-нибудь 5-6 лет тому назад, и за это время мы были свидетелями появления татарских газет и крайне левых направлений («Текамюл» и Йолдаш» в Баку, «Дан юлдузы» в Казани, «Урал» в Оренбурге, «Дума» в Петербурге) и с «истинно русской» физиономией – «Шарки Рус». Редактор этой газеты г. Шахтахтинский впоследствии примкнул к «союзникам», в лагере которых и поныне работает.

Следовательно, можно ли после этого говорить о «панисламизме», как о всеобщем движении среди мусульман? Мы не скрываем, что в числе татарских газет имеются и такие, которые могут быть названы вдохновителями это «панисламизма», но ведь всякое движение опасно лишь тогда, когда охвачены «низы» общества, а этого в данном случае и нет. «Панисламизм», проповедуемый этими газетами всегда находит должный отпор в печатных органах другого направления (например, в «Молла Насреддине»); здравомыслящие элементы мусульман даже не считаются с писаниями этих газет, ибо они никому не страшны, да и наконец, в каждом обществе и народе могут быть различные течения (существует же ведь «панславянизм», «пангайканизм», «сионизм» и др.), но факт тот, что мусульманское население в общей массе далеко от какого бы то ни было сепаратизма. Мусульмане слишком слились с Россией, с ней их связывает история, географические и другие условия и если «Казанский Телеграф» приводит мнение какого-то младотурка, раскрывшего перед «собственным корреспондентом» свои планы на счет российских мусульман, то смею уверить читателя, что большинство мусульман считает это фантазией досужего корреспондента, ибо у младотурков и без нас своих забот много. Перед настоящими же мусульманами, культурными работниками стоят совсем иные задачи: мы верим в будущность России, в ее культурное возрождение и только к этой жизни хотим подготовить народные массы. Перед нами стоят такие наболевшие вопросы, как женский, вопрос семьи и школы, которые изгоняются со столбцов «Юлдуза» и «Вакыта», но действительного разрешения которых требует сама жизнь. Последний удар потому и чувствителен так, что мы его считаем ударом культурным начинаниям мусульман.