Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Вести из Зардоба (усл)

Description

Заметка Гасан-бека Зардаби (1842-1907) была опубликована в газете «Каспий», 1883 г., № 127. Также напечатана в книге: Гасан-бек Зардаби. Избранные статьи и письма. Баку, 1962.

Categories

Ага-бек Администрация Атакиши Кербалай Микаил-оглу Атакиши-бек Адигезал-бек-оглу Беюк-бек Атакиши-бек-оглу Верста Ветер Военное дело Вор Гамид-бек Мамед-бек-оглу Географические названия Геокчай Грабеж Доктор Зардоб Зардобец Земледелие и ирригация Ивановка (сел.) Карадолагец Климат Кочевник Крестьянин Кура Лето Лошадь Манучаров Меграбли (кочевье) Медицина Обычаи и обряды Офицер Паром Право и судопроизводство Пристав Профессиональные группы Ружье Русские слова Сеид Ахмед Следователь Судья, мировой Температура Транспорт Туземец Убийство Уезд, геокчайский Фауна Халил Мамед-оглу Черкес-бек Агакиши-бек-оглу Чиновник Шушинцы Этнические и племенные группы Ярмамед Али-оглу Ятаг

Editor

Sh.M.

Text

Зардоб, Геокчайского уезда. Наконец и на нашей улице праздник. Зардоб, так долго не видевший ни одного чиновника, сразу удостоился посещения чиновников всех ведомств нашего уезда. На одной стороне офицер Манучаров вместе с полицейским приставом осматривает и описывает обывательских лошадей, на другой – следователь допрашивает убийц, доктор составляет акты осмотра трупов; тут судебный пристав по исполнительным листам продает крестьянский скот, там агент управления государственными имуществами о чем-то беседует с казенными крестьянами; еще дальше приготовляют помещение для мирового судьи, которого ожидают сегодня. Откуда же такое привалило счастье? Дело в том, что наш Зардоб летом считают за зачумленную страну; воображают, что тут жар, комары, всякие гады, поэтому всех наших чиновников тянет в Ивановку, в горы, на прохладу, а дела в нашей стороне отдыхают. Теперь наступили холода и все спешат покончить с старыми, залежавшимися делами.

Но действительно ли Зардоб так противен летом, что он на несколько месяцев подряд предается забвению? Ничуть не бывало. Летом здесь вообще прохладнее, чем в Геокчае, резиденции наших чиновников. В нынешнее лето, когда в наших городах жара доходила до 50°, у нас здесь я не видал температуры выше 38°, а по вечерам постоянно дует юго-восточный ветер и температура понижается до 25-20°. Что же касается мошек и комаров, то их тут в прошлое лето совсем не было, благодаря тому, что наша матушка-Кура не разлилась. Итак, страшный призрак в сущности – пуф, и Зардоб летом не хуже других деревень уезда и потому не лишне пожелать, чтобы на будущее время не было у нас перерыва в течении дел и отправлении правосудия.

В одной из моих прошлых корреспонденций я описал случай, как дела по убийствам у наших кочевников кончаются миром. С первого раза кажется тут нет ничего преступного: помирились и делу конец; но на самом деле это не так; не говоря уже о юридической стороне дела, даже с точки зрения административной такой мир – преступление. Может ли наш туземец совершенно забыть убийство родственника? Нет, не может. Он за известное вознаграждение не будет жаловаться, будет говорить с убийцею, но при случае снова закипит у него кровь, чувство мести возьмет верх – и, глядишь, опять убийство. В доказательство приведу два случая:

1. Когда передовой отряд наших кочевников – карадолагцев – появился на берегах Куры, Беюк-бек Атакиши-бек-оглу, Гамид-бек Мамед-бек-оглу и Черкес-бек Агакиши-бек-оглу ночью напали на пастухов, жителей коч[евья] Меграбли с целью грабежа, причем убили наповал пастуха Атакиши Кербалай Микаил-оглу. Дело, благодаря влиянию отца одного из убийц, Атакиши-бек Адигезал-бек-оглу, тогда же было окончено миром. Но вот чему я был очевидцем: на днях на зардабском общественном пароме хотели переправиться на ту сторону какие-то шушинцы; подъехал к парому для переправы на ту же сторону другой сын того же Атакиши-бека, Ага-бек. Тогда сидящие на пароме переполошились и один из них стал бранить Ага-бека и даже обнажил на него кинжал; оказалось, что шушинец был двоюродный брат убитого и при виде брата убийцы не выдержал и чуть не бросился на него. Не будь наших зардобцев, непременно бы разыгралась кровавая драма.

2. Нынешнее сухое лето произвело бескормицу; когда кочевники-карадолагцы спустились с гор, оказалось: нечем кормить скот. Они бросились на нашу сторону покупать ятаги, и таким образом им понадобились деньги на эту покупку. Атакиши-бек Адигезал-бек-оглу посылает своего сына, Беюк-бека, к богатому крестьянину зардобцу Ярмамеду Али-оглу с требованием дать ему на покупку ятага 300 руб. Ярмамед на это не согласился, будучи уверен, что ему этих денег не возвратят. Пустили в ход угрозы, но ничего не помогло. В ночь с 25 на 26 прошлого октября Ярмамед Али-оглу слышит у себя на дворе лай собак; он вместе с своим братом Сеид Ахмедом и зятем Халил Мамед-оглу, выходит на двор, где видит, что двери конюшни его сломаны и четыре быка уведены. Они втроем с одним лишь ружьем Ярмамеда в руках пустились в погоню и, пройдя одну версту, в кустах слышат шаги. Приблизившись, они видят воров и своих быков; ворами оказались: Беюк-бек Атакиши-бек-оглу, Черкес-бек и Абаскули, человек Атакиши-бека, куртинец, который нанят специально для воровства, и четвертый, оставшийся неизвестным. При приближении хозяев скота, Черкес-бек, подняв ружье бросился на Сеид Ахмеда, но ружье дало осечку, а когда он, поправив ружье, поднял его в другой раз, подоспел Ярмамед и выстрелом из своего ружья положил на месте Черкес-бека. Тогда товарищи убитого, бросив скот, убежали, но затем, вернувшись, взяли с собою на ту сторону Куры его труп. Теперь Атакиши-бек старается покончить и это дело миром. Ярмамеда уже уговорили заплатить вознаграждение, но та и эта сторона Куры в сильно возбужденном состоянии; ни один зардобец не может переправиться на ту сторону реки, и слышно то там, то здесь, что карадолагцы с той стороны пускают пули на нашу сторону. Чем разыграется история – увидим, а мир все равно ни к чему не поведет.