Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Наши доморощенные целители

Description

Статья Гасан-бека Зардаби (1842-1907) была опубликована в газете«Каспий» (№9), 12 января 1884 г. Также напечатана в книге: Гасан-бек Зардаби. Избранные статьи и письма. Баку, 1962.

Categories

Администрация Анатомия Аптека Бабка, повивальная Больница Верблюд Восточные слова Врач Географические названия Гигиена Гиппократ Город и архитектура Земство Злоупотребление Знахарь Конфессиональные группы Кюрдамир Лекарство Лечебник Лечение Лист, александрийский Лихорадка Медицина Мечеть Мулла Мусульманин Невежество Недуг Обычаи и обряды Округ, бакинский Операция Опиум Оценка Право и судопроизводство Профессиональные группы Религия Реформа, судебная Россия Россиянин Самооценка Свидетельство, медицинское Сулема Талисман Фауна Физиология Хирург Целитель Этнические и племенные группы

Editor

Sh.M.

Labels

Медицина

Text

Даже в России, где благодаря земству медицинская часть устроилась сравнительно хорошо, где не только в городах, но и в многолюдных селениях имеются врачи и повивальные бабки, аптеки и больницы, - даже и там нередко слышатся жалобы на недостаток медицинской помощи, на злоупотребления знахарей и на незнакомства народа с основными правилами гигиены. Но что бы сказал каждый благомыслящий россиянин, если бы ему стало известно, что по этой части творится у нас?

Наши обширные уезды сплошь да рядом не имеют на всем своем протяжении ни больниц, ни аптек. Единственный уездный врач на целый уезд едва успевает составлять разные медицинские свидетельства и вскрывать трупы. Он по целым дням в разъездах по своему обширному району, в котором не проходит и дня, чтобы не совершилось убийства или какого-либо другого преступления. Уж какое тут лечение! Года четыре тому назад, когда альвендская болезнь наделала такого шуму и нагнала страху и когда целая комиссия врачей зябла в Кюрдамире, составилось было предположение об усилении медицинского штата в уездах, но болезнь скоро прекратилась и вызванные ею толки затихли. Мы как-то слишком уж скоро забыли про нашу местную Ветлянку, точно будто с прекращением ее изменились и все условия, породившие болезнь.

Но я взялся за перо не для того, чтобы критиковать наши медицинские порядки, я заговорил о врачах и о болезнях с исключительной целью сделать удобный переход к нашим доморощенным целителям, в просторечии именуемым знахарями. Само собою разумеется, что в наших уездных захолустьях, где абсолютно не отыщешь медицинской помощи, знахарям широкое раздолье: здесь их царство, их рай. Всех практикующих знахарей можно разделить на две группы: грамотных и неграмотных. К первым относятся так называемые азиатские врачи и муллы, ко вторым – все, находящие выгодным пользоваться невежеством простого люда. У всех азиатских врачей непременно имеется лечебник – перевод древнегреческого Гиппократа, позднейшая жизнь не оставила внести в эту сокровищницу и свою лепту в виде разных практических советов и наставлений. Среди этих врачей нередко встречаются люди, долгим опытом приобретшие такой навык и сноровку и так удачно врачующие немногосложные недуги простого люда, что было бы грешно запретить им практику и лишить народ их помощи. С таким же, а пожалуй еще и с большим уважением приходится отнестись к азиатским хирургам, из которых некоторые при абсолютном невежестве в анатомии и физиологии человека, производят однако же серьезные операции и зачастую очень удачно.

Большинство наших мулл следует причислить к разряду знахарей, от которых они отличаются только тем, что лечат не материальными, а духовными средствами. У них тоже есть лечебник – это сборник молитв, которыми они пользуют все болезни – укусит ли кого собака или бешеный волк, мулла напишет молитву на клочке бумаги и велит опустить ее в воду, и этой водой поить больного; заболеет ли кто от лихорадки, мулла берет кусок ваты и, читая молитву, преважно делает из нее нитку с несколькими десятками узлов, соединяет концы ее и затем надевает этот импровизированный браслет на руку больного; заболит ли у кого-нибудь одна половина головы – мулла берет камышинку, длиною около сажени, разрезывает ее вдоль пополам и затем, приложив половины одна к другой, читает молитву, которая имеет способность соединять распавшиеся половины головы так же легко, как сам мулла соединял половины камышевой трости. Эта трость хранится в мечети, и пока она там, болезнь никогда не повторится с субъектом, над которым прочитана молитва и проделана вышеописанная церемония. Клочки бумаги, исписанные муллою и зашитые в разные тряпки, имеются почти у всякого правоверного; их носят на плечах, на руках, на спине, на груди и т.д. Молитвы эти преследуют различные цели: кто носит их от зубной боли, кто от дурного глаза, кто от вражьей пули; бездетная женщина носит такую молитву в надежде иметь детей, бедняк в надежде разбогатеть…

Бывают случаи, что иной раз при нервных болезнях больной, благодаря спасительной вере в талисман, получает облегчение, но эта польза представляется каплею меда в бочке дегтя и из-за нее оставлять суеверный народ в когтях мулл решительно немыслимо, тем более что и среди темного мусульманского люда немало таких, которые с большим недоверием относятся к духовному лечению. Недаром у мусульман и пословица сложилась: «Сколько хочешь читай молитву, а свинья добровольно не бросит посевов пшеницы».

Переходя к неграмотным знахарям, я должен сказать, что эти знахари великое зло, от которого давно пора избавить народный организм. Конечно, рациональное лечение от этого зла – просвещение, но пока мы не в силах просветить народ, пока мы не можем открыть ему глаза на шарлатанские проделки доморощенных целителей, мы должны по крайней мере позаботиться об установлении над ними какого-либо надзора, ну хотя бы административного. Я уверен, что при преследовании судом, число их значительно уменьшится, а то со дня введения судебной реформы во всем Бакинском округе, сколько мне известно, не было ни одного случая привлечения знахаря к ответственности, хотя за это время они не мало народа отправили к праотцам.

Знахари этой категории слышали, что на свете существуют такие-то лекарства, которые приготовляются таким-то образом, но, во-первых, число этих лекарств у них довольно ограничено – много-много 10-15, - во-вторых, они действуют ощупью и, не поняв болезни, пичкают больного чем бог послал, притом в таких дозах, которые способны свалить с ног верблюда. Такие сильнодействующие средства, как сулема, опиум, александрийский лист и т.п. в руках таких целителей просто острый нож в руках сумасшедшего; не разбирая, например, боли в кишках, а лишь узнав, что больного не слабит, они дают ему такой прием александрийского листа, от которого больной в тот же день отдает богу душу. И несмотря на массу таких случаев, знахари этой последней категории продолжают свою практику, благо правоверные мусульмане, верующие в предопределение божие, не приписывают смерть лекарству, а если и отыщется такой Фома неверующий, то, боясь вскрытия трупа родного человека, промолчит и он, предав дело забвению и воле божьей.

Г.М.