Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Сельский врач (усл)

Description

Заметка Гасан-бека Зардаби (1842-1907) была опубликована в газете«Каспий» (№135), 21 июня 1886 г. Также напечатана в книге: Гасан-бек Зардаби. Избранные статьи и письма. Баку, 1962.

Categories

Арба Базар Восточные слова Врач Географические названия Геокчай Зардоб Конфессиональные группы Лечебница Медицина Мусульманин Профессиональные группы Русский Тиф Транспорт Этнические и племенные группы

Editor

Sh.M.

Text

Зардоб, 18 июня. С лишком год тому назад в Геокчае была открыта сельская лечебница. С открытием ее явилось много сомнений, чтобы она имела какой-либо успех, по крайней мере, так можно было судить по началу дела: лечебница официально считалась открытой, все ее служащие аккуратнейшим образом получали жалованье и только… пользы же от нее не было почти никакой… Тогда и решили, что, по всей вероятности, так дело будет идти и на будущее время, но, к счастью, дальнейшая деятельность лечебницы показала, что такие суждения были ошибочны: лечебница, попавши в умелые руки теперешнего геокчайского сельского врача, стала делать быстрые успехи и далеко продвинулась вперед.

Как известно, любовь к ближнему и бесстрашие никем так дорого не ценятся, как простонародьем, в котором еще есть слишком много веры в людей, несмотря на все делишки, проделываемые этими людьми как с самим народом, так и перед его глазами. Теперешний сельский врач отнесся к своим пациентам из народа, как к людям: он внимательно выслушивает каждого и, по мере сил и возможности, оказывает помощь. Принимает он больных не только в определенное время, но и ночью, и в такое время, когда другой и за деньги не стал бы себя беспокоить. Приятно слышать рассказы сельчан о деятельности этого врача.

«Приехал я, - рассказывает один из них, - на базар, хожу с завязанным ухом. Вдруг встречается со мной какой-то русский господин, останавливает меня и спрашивает, зачем я завязал ухо? Я отвечаю, что оно у меня болит и что я вот уже несколько месяцев, как на одно ухо оглох. Господин зовет меня к себе, сажает на стул, осматривает больное место, приносит какую-то вещь и при помощи ее промывает мне ухо, затем закладывает его ватой и отпускает домой. С того времени, прибавляет рассказчик, я не чувствую в ухе боли и все прекрасно слышу».

«Пришел я, - рассказывает другой, - как-то вечером в Геокчай посоветоваться, что мне делать с отцом, который уже несколько дней не знает покоя от какой-то опухоли; меня направили к врачу, я застал его у постели своей больной жены. Выслушав меня, он послал за какой-то русской женщиной, которую оставил у своей жены и, забрав под мышку инструменты, отправился за мною. Я вижу за версту с лишним. Посадив больного на пол, он стал перед ним на колени и прорезал опухоль, гной сильной струей наполнил подставленную чашку. В это время от неловкого движения больного чашка опрокинулась прямо на врача, но он, не двигаясь, снова поставил ее на место и продолжал делать свое дело. Всем нам, находящимся в комнате, сделалось дурно от запаха гноя, но врач, облитый этим гноем, продолжал гладить опухоль; выпустив весь гной, он смыл и перевязал рану, затем, уложив старика на постель, отправился домой, когда уже начинало темнеть».

Многими подобными действиями врач так расположил к себе наше население, что ежедневно у подъезда лечебницы можно видеть несколько арб, привезших из разных селений больных женщин, стариков и детей, ищущих исцеления.

Есть в Геокчае и другой врач – уездный, деятельность его еще более сложная и район его более широкий. Одно судебно-медицинское расследование по целому уезду не под силу одному человеку, но тиф, про который я писал в прошлом году, все продолжает свирепствовать и распространяется все больше. В прошлом году он свирепствовал в 2-3-х деревнях, а ныне во многих деревнях, и никому, как будто, нет дела до этой болезни, благо население – мусульмане – все приписывает предопределению судьбы.

Г.-б.