Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Венгерский ученый путешественник по Средней Азии

Description

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i88.html

К рисункам. Дервиш-филолог.

Статья Вамбери

Categories

Азиат Александр Великий Аллах Англичанин Англия Башмак Башмачник Бог Бухара Восточные слова Географические названия Дервиш Завоевание Ислам История Караван Кизил-Ахонд Книга Конфессиональные группы Лохмотья Медведь, русский Миссия, цивилизаторская Мусульманин Обладание Одежда Оценка Печать Политика Профессиональные группы Публицист Пустыня, среднеазиатская Путешественник Путешествие Религия Рисунок Россия Рум Самарканд Самооценка Средняя Азия Татарин Ташкент Тегеран Транспорт Туркестан Турок Турция Тюря Филолог Хива Цивилизация Этнические и племенные группы Эффенди

Editor

МВ

Text

(Вамбери, венгерский ученый путешественник по Средней Азии).

Посмотрите на рисунок. Кто бы мог признать в оборванном дервише, изображенном на нем, европейски известного путешественника? Имя Вамбери стало популярным у нас в 60-х годах и еще более известным в конце этих годов (именно в 867 г.), когда публика наша познакомилась в русском переводе с его получившею большую известность книгою “Путешествие по Средней Азии”. Затем в это же время Вамбери стал известен нам и как публицист, недоброжелательный нашим завоевательным успехам в Средней Азии, постоянно бивший в набат для возбуждения опасений Англии по этому поводу. Публицистический талант Вамбери далеко не первостепенный – и что отвращает от него не предубежденного читателя – так это тенденциозность Вамбери, его предвзятая мысль, с которою он не расстается в своих газетных статьях почти ни на минуту. Везде, кстати и некстати, он сует читателю ту мысль, что цивилизаторская миссия в Средней Азии принадлежит Англии, а не варварской России. Что равнодушие англичан к нашим завоеваниям в Азии неразумно, даже с точки зрения культуры и цивилизации. Английский “лев”, по мнению Вамбери, нет сомнения, скоро столкнется с русским “медведем” из-за обладания в Азии. Впрочем, может быть, обе стороны и братски разделят завоеванное – прибавляет каждый раз Вамбери, желая увернуться, - я не знаю, только это не желательно. Ведь я только говорю скромно, как дервиш-филолог – sutor non ultra crepidam (т.е. башмачник судит не свыше башмака, который он шьет). Эта-то мнимо-скромная, лукавая, инсинуирующая манера Вамбери, как публициста, скоро всем надоела, даже органам европейской печати, явно недоброжелательным России.

К этому прямодушному сознанию почти прибавлять нечего, для объяснения выдающегося туркофильства Вамбери, какое встречается во всех его писаниях, больших и малых. Из этого же источника вытекает его боязнь русских “варварских” завоеваний в Средней Азии, вопреки интересам Англии.

“...В течении нескольких месяцев я блуждал по Азии, прикрытый кое-какими лохмотьями, без необходимых средств для пропитания, под постоянным страхом мучительной смерти. Я был в стране, где “слушать” считается бесстыдством, где “спрашивать” - преступление, а “записывать” – смертный грех”.

Маршрут путешествия Вамбери направлен был из Тегерана в Самарканд, следовательно чрез всю среднеазиатскую пустыню между 52° и 68° долготы. Описывая все это путешествие, Вамбери мог вправе и без хвастовства сказать, что он “посетил такие места, где до него не был еще ни один европеец, и что заметки его касаются таких предметов, которые до него мало или даже совсем не были описаны”.

...турки, действительно, были его друзьями и покровителями во время путешествия. Благодаря этому обстоятельству, он представлялся хитрым и сметливым азиатам султанским сановником или эффенди; но так как гласное звание эффенди произвело бы различные подозрения в населяющих Туркестан племенах, то Вамбери весьма искусно прикинулся дервишем, т.е. бедняком и нищим, путешествующим исключительно с религиозными целями, спасения ради. Он ревностно присоединялся к песням своих спутников, распевавшихся “во славу Аллаха”. Как скоро несколько гордый и задумчивый взгляд Вамбери возбуждал подозрение его сотоварищей-татар, он разражался тирадами в роде следующей: “Давно я томлюсь пламенным желанием видеть Туркестан, эту единственную страну, хранящую в чистоте источник исламской добродетели, и посетить праведников Хивы, Бухары и Самарканда. Эта мысль привела меня из Рума (Турции), и теперь благодарю Бога, что Он послал мне товарищей, с которыми я могу продолжать путь и привести в исполнение свое желание”. После этого патетического воззвания, сомнения татар совершенно успокаивались. “Мы готовы, - восклицали они, - быть не только твоими друзьями, но и слугами”.

Вамбери во весь путь прикидывался ревностным мусульманином, весьма недовольным современным упадком религии пророка.

Эта хитрость путешественнику всегда удавалась. Пораженные его религиозною ревностью, мусульмане-татаровья поневоле считали его за дервиша и брали в свой караван. Иногда его несколько выдавала европейская любознательность, даже среди исламитских ученых. Так Вамбери был заинтересован “стеною Искандера” (Александра Великого*). Мусульманский ученый Кизил-Ахонд, сопутствовавший Вамбери, высказал об этой стене свои соображения в чисто-исламитском духе и удивился, почему Вамбери не может разделить этих воззрений.

Сообщения Вамбери о Бухаре и Самарканде, конечно, интересны; но кажется, главный интерес его книги об Азии составляет описание бытовой стороны азиатских кочевников. В беседах с ними Вамбери является тонким и опытным психологом, и оттого ему так удалось изучить обрядовую и бытовую сторону ислама, в чем убеждает сравнительно недавно вышедшая в свет его книга “Der Islam” (Ислам).

Вамбери предпринял свое путешествие по Азии в 862 г., по 863, а самое описание путешествия составлял он в 864 г., так что состоявшееся в том же году осенью взятие русскими Ташкента он упоминает только в одном из примечаний своей книги. В книге этой свои опасения и неприязнь к России он высказывает еще умеренно. Но, затем, по мере успехов наших в Азии, он начинает как публицист бить тревогу и переступает пределы умеренности, в чем легко убедиться, прочитав любую выдержку из его статей.