Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

О соединении Каспийского с Черным морем

Description

Статья Гасан-бека Зардаби (1842-1907) была опубликована в газете «Каспий» (№247), 16 ноября 1899 г. Также напечатана в книге: Гасан-бек Зардаби. Избранные статьи и письма. Баку, 1962.

Categories

Администрация Азовское море Аму-Дарья Апшерон Астрабад Астраханец Астрахань Асхабад Атлантический океан Баку Бибиэйбатские промыслы Буг (р.) Венюков Военное дело Волга Географ Географические названия Глуховский Голодовка Губерния, астраханская Гурьев Гурьевец Дербент Днепр Днестр (р.) Дон Дунай (р.) Жилище и утварь Засуха Земледелие и ирригация Ингур (р.) Кама (р.) Канал Каспийское море Кизил-Ирмак (р.) Кизляр Кизлярец Климат Край, закаспийский Красноводск Кубань (р.) Ленкорань Манычский перешеек Мерв Нефтяные промыслы Область, терская Оценка Петровск Печать Политика Понт Профессиональные группы Ремесло и промышленность Решт Россия, европейская Русская мысль (журнал) Средняя Азия Стихийные бедствия Ташкент Терек Туркестан, русский Туркестанский вопрос Туркмения Урал (р.) Хижина Черное море Чорок (р.) Этнические и племенные группы

Editor

Sh.M.

Text

В настоящее время наше Каспийское море представляет собой огромное озеро, т.е. массу воды, окруженную со всех сторон сушей, что оно когда-то было соединено через Черное море с Атлантическим океаном – это видно из родства животных и растений, живущих в настоящее время в Каспийском морях. Хотя родство это очень отдаленное, но это ничуть не умаляет верности такого предположения, а доказывает лишь, что связь эта была очень давно? В доисторическое время. Связь эта доказывается еще поверхностью прилегающих к Каспию земель, которые, очевидно, сравнительно недавно вышли из-под воды. Это море покрывало громадное пространство; почти все наши нынешние среднеазиатские владения когда-то были дном этого громадного «средиземного» моря. Вулканические силы подняли Манычский перешеек, и таким образом это средиземное море отделилось от океана.

Внезапный перерыв связи с океаном предоставил это средиземное море самому себе. Имея громадную поверхность прикосновения к воздуху, а следовательно, быстро испаряясь, с другой стороны, не имея достаточного притока пресной воды, это замкнутое море начало быстро усыхать, количество воды, а вместе с тем и поверхность ее быстро уменьшилась. Известный ученый Бер говорит: «Достоверно только то, что в эпоху отделения Каспия от Понта (Черного моря) уровень первого понизился относительно довольно быстро, вследствие чрезвычайно сильного испарения. Наглядным доказательством этого факта служат бока скал, о которые иногда ударялись волны Каспия. На высоте от 65 до 85 футов над нынешним морским уровнем, эти скалы иссечены в виде башен, зубьев, игол; ниже, напротив, нигде не заметно следов разрушительного действия воды, очевидно, что понижение уровня моря совершилось так быстро, что волны не успели изменить форму возвышающихся над ними каменных стен». Далее Бер в доказательство быстрого усыхания Каспия приводит бесчисленные иссечения берегов его между устьями Камы и Волги, где образовались тысячи каналов, отделенных друг от друга узкими полосами земли, направленными к Каспию. Эти узкие полосы земли и каналы между ними могли образоваться только от быстрого течения воды по направлению к Каспию, наиболее глубокой части дна этого замкнутого моря. Словом, перерыв связи Каспия с океаном повел к быстрому усыханию Каспия до установления равновесия между количеством воды, приносимой в Каспий притекающими в него реками, т.е. когда испаряющаяся вода уменьшилась, стала равняться притекающей, усыхание Каспия остановилось и уровень его стал постоянным. Не будем распространяться о дальнейших исследованиях Бером Каспия, исследованиях, доказывающих, что различные части дна Каспия то поднимались, то опускались, и чрез это, то Каспий распадался на две части, начиная от Апшерона выше и ниже, то снова соединился в одну массу, а скажем лишь об одном в подтверждение его теории, что если Каспийское море так усыхало, как он говорит, то и испарением воды количество соли в Каспии должно было все увеличиваться, а между тем, оно содержит меньше соли, чем Черное море. Бер такое противоречие объясняет тем, что во время половодья рек, впадающих в Каспийской море, уровень моря поднимается и заливает огромные низменные пространства, где она после спадения уровня Каспия усыхает и соль ее остается на дне этих громадных ложбин. Поэтому вода Каспия менее солена, а в северной части, выше Апшерона, куда впадает много рек – Терек, Урал, Волга, - вода так мало солена, что ее можно пить без особого вреда для здоровья.

Как бы там ни было, а в настоящее время уровень Каспийского моря ниже уровня Черного моря на 85 футов, и земли, окружающие его, в особенности на восточной и северной сторонах, представляют широкие, просторные, низкие, жгучие безводные степи, которые, не имея воды для орошения и лишенные атмосферных осадков, неспособны к культуре. Эти самые обстоятельства служили основанием к мысли о соединении Черного и Каспийского морей каналом, который, принося в Каспийское море воды Черного моря и Атлантического океана, увеличил бы поверхность Каспия, и, таким образом, с увеличением водной поверхности через затопление низменных берегов, увеличилось бы количество водяных паров в воздухе и атмосферных осадков.

К этой мысли возвращается наш географ Венюков в статье, озаглавленной «Туркестанские вопросы», помещенной в сентябрьской книжке журнала «Русская мысль». Вот что он говорит: «Я почти убежден, что в ХХ столетии размер русского Туркестана уладится, если не от политических причин, то от физико-географических. Воды Дона, Днепра, Буга, Днестра, Дуная, Кизил-Ирмака, Чорока, Ингура и Кубани потекут частью своей массы чрез Понт и Азовское море по Манычской ложбине в Каспийское море и расширят его. Это будет самым крупным всемирно-историческим подвигом русского народа, исполнение которого откладывать надолго не расчет, хотя бы ввиду частых засух и голодовок в юго-восточных частях Европейской России. Каспийское море ниже Черного на 85 футов, стало быть, заставить последнее впасть в первое есть дело возможное, хотя и нивелировки местностей, окружающих Каспий с северо-запада, севера и востока, показывают, что если уровень этого моря поднимется только на 40 футов, то оно затопит в Терской области, Астраханской губернии и в Закаспийском крае около 3 тыс. кв. геогр. миль. Это уровень увеличит с лишком вдвое испаряющую поверхность, и из всех их соседних степей создаст плодородные равнины. Таким поворотом могут быть недовольны разве кизлярцы, астраханцы и гурьевцы, потому что им придется переселиться на север, запад или восток; но что значат издержки на это переселение сравнительно с выгодами от приобретения нескольких тысяч миль плодородной почвы? Туркестан также много выиграет, особенно если к обводнению его западной окраины присоединится восстановление связи Аму-Дарьи с Каспием, что станет уже делом гораздо менее трудным, чем предположение Глуховского и его партизан в настоящее время. Выиграют, наконец, Туркмения и пригиндукушские земли, где теперь атмосферной воды недостаточно, чтобы сделать из них среднеазиатский рай. Замечу, что все исчисленные улучшения среднеазиатской природы могут быть сделаны очень постепенно, последовательно и без вреда для населения.

Петровск, Дербент, Баку, Ленкорань, Решт, Астрабад будут только радоваться прибыли воды в соседнем море, прибыли, которая совершится ведь не внезапно, а в течение нескольких лет по мере уширения Кумо-Манычского канала. Переносить им ничего, кроме рабочих хижин у берегов, не придется, потому что берега высоки и круты: прибыль воды на 6 саж. не тронет жилых домов, за редкими исключениями. Это не то, что Гурьев, Астрахань и Кизляр. По моему мнению, названные прикаспийские города могли бы быть допущены к подписке на акции канала, и, конечно, подписались бы, такие города, как Ташкент и др. Это их экономически сблизило бы с Россиею едва ли не более, чем железная дорога из Красноводска в Ташкент через Асхабад и Мерв, хотя и она – вещь полезная».

Мы нарочно привели целиком цитату г. Венюкова, чтобы показать насколько наши ученые знакомы с окраинами нашего обширного отечества. У нас в Баку на берегу Каспия не рыбачьи хижины, как он полагает, а многомиллионная набережная с паровой и конно-железной дорогами, с рядом двух-, трехэтажных домов, с пристанями, доками, мастерскими; на берегу же у нас расположены богатейшие бибиэйбатские нефтяные промыслы, и все это при поднятии Каспия не только на 6 саж., как он полагает, но даже на 3 саж., будет залито и уничтожено.

М.