Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

О производстве шелка (усл)

Description

Статья Гасан-бека Зардаби (1842-1907) была опубликована в газете «Каспий», 1895, № 1. Также напечатана в книге: Гасан-бек Зардаби. Избранные статьи и письма. Баку, 1962.

Categories

Виноград Восточные слова Географические названия Грабеж Губерния Духанщик Заведение, маслобойное Заведение, шелкомотальное Закон Зардоб Земледелие и ирригация Кавказец Коконы Кулак Монополия Печать Право и судопроизводство Профессиональные группы Пуд Ремесло и промышленность Субсидия Табак Табак и наркотики Фабрика Фабрикант Флора Хлопок Хозяйство, сельское Шелк Шелкопряд Этнические и племенные группы

Editor

Sh.M.

Text

Зардоб. Мы, кавказцы, несмотря на то, что являемся баловнями роскошной природы, тем не менее бедствуем не менее производителей внутренних губерний с их сравнительно скудной природой. Зависит это от того, что у нас существует монополия по всем отраслям сельского хозяйства: табак мы должны сбывать в свои табачные склады, семена местных растений – в свои маслобойные заведения, коконы – в шелкомотальные заведения, хлопок – 2-3 нечаянно забравшимся к нам фабрикантам, виноград – своим духанщикам-кулакам.

Словом, по всем отраслям сельского хозяйства у нас свои опекуны-покровители, которые по своему усмотрению назначают цены, по которым мы должны продавать свое сырье, часто в убыток себе. Виноград мы продаем по 15-20 коп. за пуд, а пуд добытого из семян масла продается за 10-20 руб.; коконы шелкопряда мы продаем по 20-30 руб. за пуд, из 3-х пудов их выходит пуд шелка, продаваемого по 400-500 руб. Этого даже, кажется, мало хозяевам шелкомотальных заведений, некоторые из них раздают жителям целлюлярную грену за 1/2 урожая, и за 20-30 руб. покупают оставшиеся производителю 2/3 урожая, а это уж не монополия, а просто грабеж. Но как быть, что сделать, чтобы вырвать наших производителей из когтей незваных опекунов? Никакие правительственные субсидии, никакие карающие законы ничего тут не поделают, единственным путем к спасению нам кажется увеличение числа конкурентов и улучшение производства, тогда сами производители вырвутся на свободу. У нас способы производства еще слишком примитивны. Возьмем, например, шелководство. Известно, что у нас существуют с древнейших времен свои шелкомотальные заведения, которые приготовляют грубый шелк для местных фабрик.

Но почему же, спрашивается, они продолжают производить дурной шелк? Очень просто, они приготовляют шелк для местных фабрик, не нуждающихся в хороших достоинствах его, и даже не знают, что существуют другие, лучшие фабрики, нуждающиеся в шелке хорошем, и что такой шелк продается в 7-10 раз дороже приготовляемого ими шелка.

Если шелковые фабрики, потребляющие шелк лучшего качества, пришлют к нам своих агентов, которые закажут, какой им нужен шелк, т.е. от скольких коконов, какой величины мотков и прочее, да назначат цену на шелк, конечно, не 400-500 руб., которые сдирают с них хозяева усовершенствованных шелкомотальных заведений, а хоть 150-200 руб., то все наши доморощенные мастера начнут выделывать шелк лучшего качества, за который будут получать в два, даже три раза дороже. В самом деле, при настоящих ценах, 20-30 руб. за пуд коконов, всякий считает для себя выгодным получить от своих коконов грубый шелк и продавать его по 75 руб. пуд, если же шелк свой они будут продавать по 150-200 руб., то тогда коконы наши поднимутся в цене в 2-3 раза, т.е. они будут продаваться по 60-90 руб. пуд!