Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Наши восточные гости. Хан Хивинский

Description

Автор: анонимный

Заглавие: Наши восточные гости. Хан Хивинский

Источник: НИВА

Год издания: 1883

Номер: 27

Страницы: 648, 651

Иллюстрация: Портрет

Жанр: Статья

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i172.html

Categories

Аудиенц-зал Бекович Черкасский Белый Царь Владение Владетель Влияние Войско Восток Враг Гарем Голод Гость Государь Император Двор Дворец Деспот, среднеазиатский Доагоценный камень Жилище и утварь Завод Интерес Искусство Кавказ Кинжал Князь Ковер Конь Коронация Костюм Культура Купол Люди (Этнографическое описание) Министр Музей Мятеж Невольник Ножны Обычаи и обряды Ожерелья Оренбург Оценка Палатка Парк Петербург Петергоф Петр I Подарок Подданство Подушка Путешественник Раздор Ремесло и промышленность Россия Русский Сабля Сад Самооценка Седло Сила Советник Соседи, среднеазиатские Союзник Средняя Азия Степь, киргизская Стихийные бедствия Столица Сыр-Дарья Торжество Туркестан Убор Укрепление Раимское Управление Фабрика Фольклор Фонтан Фрукты Халат Хан, хивинский Ханство, среднеазиатское Хива Хивинец Холод Чарпак Шайка Шапка Экспедиция

Editor

МB

Text

Наши восточные гости. Хан Хивинский.

Прибытие в Россию владетельных ханов Средней Азии и присутствие их при торжествах священного коронования Государя Императора, имеет для нас крупное политическое значение; впечатление всего ими виденного и слышанного не может пройти бесследно и убеждение в могуществе и силе Белого Царя уже теперь будет для них непоколебимой истиной и таким аргументом, который разом может прекратить все хищнические поползновения и внутренние раздоры среди наших среднеазиатских соседей и бесповоротно подчинить их нашему влиянию.

Одним из самых крупных представителей среднеазиатских ханств на торжествах коронации - был прежний наш враг, теперь же дружественный союзник хан хивинский Сеид-Магомед-Рахим-Богадур. Уже с Петра Великого Хива входит в близкие сношения с Россией; так, еще в 1709 году хивинский хан Шаниоз просил Петра Великого о принятии его в русское подданство. В 1716 году в Хиву был отправлен отряд князя Бековича-Черкасского, который дойдя до столицы ханства, был здесь окончательно истреблен. После этой неудачи, Хива была оставлена в покое очень долгое время и лишь в 1839 году наше правительство сделало новую попытку наказать беспокойную страну, которая стала рынком для продажи невольников, схваченных в границе русских владений, но экспедиция окончилась неудачей; наши войска, даже не видя неприятеля, потеряли три четверти своего численного состава от голода, холода и незнания той местности, в которой приходилось им действовать. Испугавшись прихода русских, хивинский хан поторопился выслать часть русских невольников, но четыре года спустя, Хива снова начала открыто покровительствовать вождям мятежа в Киргизской степи, а в 1848 году враждебные шайки хивинцев приблизились даже к укреплению Раимскому, которое строили русские у устья Сыра. И не смотря на то, что хивинские ханы постоянно и явно вредили вашим интересам в степях, правительство по необходимости должно было молчать, потому что не имело ни средств, ни возможности заставить их уважать русскою силу и могущество. Чтоб положить конец такому положению, русские войска единовременно двинулись в Хиву с Кавказа, Оренбурга и Туркестана и заняли столицу ханства. Тогда лишь хивинский хан подписал тот договор, в признании которого он так долго отказывался.

Теперешний владетель Хивы, Сеид-Магомед-Рахим-Богадур, еще молодой человек, очень симпатичной и приятной наружности, которая не имеет ни одной черты, напоминающей жестокого и хитрого среднеазиатского деспота. Хан в действительности очень добрый и гуманный человек, как об нем единогласно свидетельствуют все путешественники, посещавшие Хиву за время его управления, а если он действовал против нас враждебно, то лишь под влиянием своих министров, принадлежавших к воинственной партии.

Одежда и привычки хана очень просты: шелковый халат и высокая баранья шапка составляют, его обычный костюм, а привычки и образ жизни мало чем отличаются от других его соотечественников. На родине, в своей столице, хан живет в обширном здании, украшенном ярко расписанными куполами, ворота которого охраняются многочисленной вооруженной стражей. За стенами дворца идет, по обычаю среднеазиатского востока, ряд дворов, из которых один служить для хана аудиенц-залой. Здесь то в палатке, доступно и приветливо, он принимает путешественников, сажая их рядом с собою на ковер, обложенный подушками. Самое интересное в Хиве – это сады хана; они окружены высокими стенами и очень хорошо обработаны с помощью канав или араков. Здесь растут множество фруктовых деревьев, под тенью которых в июне и июле хан отдыхает от дел, окруженный своим двором и гаремом. Во время пребывания своего в России, хивинский хан повсюду проявлял свою любознательность, и кажется, что Петербург произвел на него большее впечатление, нежели Москва. Там он был поражен многолюдством воодушевленного народа – здесь же изумлялся чудесам искусства и новейшей техники, посещая музеи, фабрики и заводы. Петергоф с его фонтанами, роскошным парком и дворцами, привел хана в невыразимый восторг. Подарки, поднесенные ханом Государю Императору и Государыне Императрице, замечательны по своей высокой ценности. Так он поднес для Государя Императора головной убор, напоминающий несколько древнюю, высокую, меховую боярскую шапку. Кроме того, он сам подвел Его Величеству четырех хивинских верховых коней, с богатыми чапраками, седлами и головными уборами. Затем в числе подарков было поднесено два женских ожерелья с драгоценными каменьями и много старинных и новых сабель и кинжалов, в дорогих ножнах и оправах.

21-го июня, с почтовым поездом Николаевской железной дороги, хивинский хан выехал из Петербурга в сопровождении свиты, состоящей из советников, охранителей и слуг хана.