Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

На молитве. По пути в Мекку.

Description

Автор: Каразин

Заглавие: На молитве. По пути в Мекку.

Источник: НИВА

Год издания: 1885

Номер: 49

Страницы: 1184, 1185, 1198

Иллюстрация: Ориг. рис. для „Нивы“ Н. Каразина, грав. М. Рашевский

Жанр: Описание рисунка

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i179.html

Categories

Администрация Афганистан Базар Богомольец Бухарец Вагон Восточные слова Географические названия Город и архитектура Грабеж Караван Конфессиональные группы Коран Лодка Мекка Молитва Москва Мусульманин Насилие Нижний Одежда Одесса Оренбург Оценка Пароход Персия Пилигрим Пустыня Путешественник Путешествие Религия Русский Самарканд Связи Степь Страна, мусульманская Тарантас Ташкент Тракт, почтовый Транспорт Туркмен Халат Ханство, бухарское Ханство, кокандское Ханство, среднеазиатское Хищник Центр Центральная Азия Чалма Шайтанлык Этнические и племенные группы

Editor

МB

Text

На молитве. По пути в Мекку.

Ориг. рис. для “Нивы” Н. Каразина, грав. М. Рашевский

В местностях центральной Азии, в бухарском и бывшем кокандском ханствах маленькие караваны богомольцев собирались раз в год. Сборы эти были велики и многохлопотны. Богатые люди запасались золотом и подарками, бедняки пристроивались к первым, предлагая свои личные труды и услуги. Снимающийся с места караван сопровождался густою толпою родных и знакомых до самых пределов родины. Путешественники предварительно устроивали все свои семейные и общественные дела, как бы готовясь к смерти.

На пути этих пилигримов лежали разбойничьи горы Авганистана, кишащие дикими народами, вольнолюбивые степи кочевников туркмен, небрезгающих ничем годным для добычи, далее – Персия, со всеми придирками шиитов, далее явный грабеж и насилие... а кроме всего этого тяжелые путевые лишения по страшным, безводным пустыням, по низовым зарослям водных бассейнов, населенным уже четвероногими хищниками, дышащим болезненными миазмами, часто смертоносными... Горные переходы по опасным тропинками, одним словом даже десятая часть этого достаточна, чтобы заставить задуматься храбрейших.

Но пришли русские в пределы этих, отдаленных от Мекки, мусульманских стран – и все изменилось.

Между Самаркандом, центром среднеазиатских ханств, и Оренбургом лег правильный почтовый тракт... Белые чалмы и пестрые халаты бухарцев стали чаще и чаще появляться, не только на базарных площадях Оренбурга и Нижнего, но и в самой Москве. Мусульмане быстро привыкли к услугам “шайтанлыка” железной дороги, и “утун-каика” (огненной лодки) парохода, и сообразили также быстро, что есть иной путь в Мекку, хотя по расстоянию и превышающий первый почти на шесть тысяч верст, но за то, по количеству времени, и по удобству, да, вдобавок еще, полной безопасности, несравненно кратчайший, - и правоверные массами хлынули по этому новому пути, через Оренбург, Нижний, Москву и Одессу.

Чтобы попасть из Самарканда в Мекку, по этому маршруту, нужно не более полутора месяца, можно и гораздо скорее, и всякий, кто только может располагать тысячью рублей, - непременно считает своею обязанностью прокатиться...

Недостаток трудов и лишений путешественник, ради очистки совести, пополняет избытком молитвы и уже на пути не пропускает ни одного случая, удобного для свершения священного намаза. На пути между Оренбургом и Ташкентом постоянно встречаются почтовые тарантасы, наполненные белыми чалмами. Солидные путешественники, по три, а то и по четыре в одном экипаже, сидят важно, в глубокомысленном молчании, и шевелят губами, произносящими шепотом стихи корана. При закате солнца – экипажи останавливаются, пилигримы выходят, выстраиваются в ряд, расстилают свои молитвенные коврики, а то и просто верхние халаты, творят молитву и омовение, затем снова рассаживаются в экипажи и продолжают дорогу. В вагонах также, иногда на полном ходу, выходя на входные платформы; на пароходах, преимущественно, избираются площадки на кожухах...

Но все имеет и свою оборотную сторону. С легкостью путешествия, а значит – с легкостью получения почетного звания ходжи, утрачивается и ценность самого звания – и, понятно, скоро лица отличенные этим званием, на среднеазиатских базарах будут встречаться чаще чем простые смертные.