Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Письмо М.Т. Алиева Гасан-беку Зардаби от 05.11.1877

Description

Институт рукописей Национальной Академии Наук Азербайджана

Ф.3

Оп.1

Ед.хр.100(5543)

Мамед Таги Алиев

1877 г., 5 ноября

Русский язык

Документ представляет собой копию письма бывшего ученика Гасан-бека Зардаби М.Т.Алиева.

Categories

Алиев, М.Т. Баку Гасан-бек Географические названия Гоур Духовенство Конфессиональные группы Москва Мусульманин Ново-Александрия Оценка Петровская Академия Письмо Путешествие Религия Россия Русское образование Самооценка Связи Студент Транспорт Училище, бакинское реальное Эксамен

Editor

Sh.M.

Text

5 ноября 1877 г.

Ново-Александрия

Многоуважаемый Гасан-бек!

Спешу объявить Вам о причинах и о результате своего неудачного путешествия в Петровскую Академию: анализируя своё положение с различных точек зрения в этом Институте и после окончания его, нашел себя поставленным в следующих не выгодных и неотрадных условиях:

1. Неимение прав по окончании института, хотя само по себе ничего не составляет, но лично для меня оно имеет громадное значение: отец мой – человек состоятельный, но как же я могу рассчитывать на отцовское состояние, когда я убежден положительно, что отец будет меня считать гоуром и не только меня не будет допускать к себе, но даже душевно будет желать мне немедленной смерти, чтобы не посрамить его между мусульманским народом; но что-ж сельский хозяин может сделать или для себя, или для своего народа, когда он не имеет ни капитала, ни прав для поступления в какую либо службу.

2. Неимение минуты свободного времени для того, чтобы оправдать те надежды, которые на меня возложили наша родина и наш отсталый народ, именно: перевести различные книги научного содержания и подготовить себя, т.е. составить хоть общий план для реагирования тем вредным элементам, которые господствуют в нашей родине и между нашим народом: духовенству и т.д.

3. Из этого вытекает другое немаловажное для меня неудобство в этом Институте: отсутствие всякого сотрудника или сочувствующего человека, с которым я мог бы поделить свое мнение и который оказал бы мне помощь в моих предприятиях.

4. Далее, многоуважаемый Гасан-бек, подобное напряженное, день и ночь до 12 иногда даже больше часов, занятие (надобно заметить, что это состоит в переписке лекций, так как не существует ни литографированных записок, ни учебников, след. занятие весьма глупое) оказывает и окажет весьма вредное влияние на мое здоровье.

5. Потом те притеснения и та дисциплина, которая здесь существует, сделают меня хорошим солдатом, а не сельским хозяином и не полезным членом нашего общества. Относительно подробностей дисциплины и притеснения этого Института не буду распространяться, потому что нет времени во первых и во вторых считаю лишним.

6. Собственно Ваш совет и т.д. и т.д. …

Словом, все эти обстоятельства побудили меня немедленно ехать в Петровскую Академию, имея в виду то, что в этом году, оставаясь в Академии вольно-слушателем, приготовлю предметы, пройденный на 1-ом курсе Академии и предметы, пройденные в 7-м классе Бак.Р. Училища, а потом в сентябре выдержу экзамен на 2-ой курс Академии. С этой целью 24-го октября, взяв отпуск на 10 дней из Института, поехал в Москву (прямо в Академию), где я, изолированный, подробно знал нынешнее состояние нашей родины. Но там оказалось, что не только этот мой план, но все другие планы, которые составили наши студенты, не могут быть исполнены, пока я не имею аттестата из дополнительного класса.

Но в настоящее время я не могу возвратиться в Баку, ибо те домашние обстоятельства, которые заставили меня покинуть Училище и теперь существуют. […]

А в России поступить в Реальное Училище не могу потому, что во первых по языкам много требуют, а во вторых отец не согласится. Затем остаюсь в ожидании ответа.

М.Т.Алиев