Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Кубинское Уездное Полицейское Урпавление (1888)

Description

Ф.74

Оп.1

Д.112

Л.124

Categories

Ага-бек Бедырхан-беков Администрация Алдозерский Амирханлы (сел.) Армянин Базар Бакиханов Баку Военное дело Восточные слова Гасан-ага Бакиханов Генерал Генерал-майор Географические названия Город и архитектура Деминский Доклад Еврей Еда и напитки Жалоба Жилище и утварь Завадский Зожиков Император Кавказ Карганов Ковер Конфессиональные группы Кусар Лошадь Масло Министр Монарх Моралин Мулла Оценка Политика Полиция Посредник Правительство Право и судопроизводство Пристав Производство Профессиональные группы Прошение Регистратор Ремесло и промышленность Русский Рустамбеков, Аслан бек Секретарь Скотоводство Советник Стража Судья, мировой Сыр Торговля Транспорт Тюрьма Уезд, кубинский Урпавление Фауна Хан Чиновник Шиит Этнические и племенные группы Язык Яковлев

Editor

I.F.

Labels

Оценка
Оценка

Text

Его Превосходительству

Господину Члену Совета Его Сиятельства

Главноначальствующего гражданскою частью на Кавказе

Жителя селения Амирханлы Кубинского Уезда

Коллежского Регистратора Ага-бека Бедырхан-бекова

Прошение

В 1881 году сентябре месяце я поступил переводчиком к Кубинскому мировому посреднику Г.Яковлеву, а затем после него служил при Карганове и с 1883 до 1885 года служил тем же при настоящем мировом посреднике Завадском, который был мною доволен даже член Поселянского Присутсвия; в начале весны 1885 года генерал-майор Гасан-ага Бакиханов рассердился на меня за дело Балабека Гасанбекова и начал преследовать меня. Даже в май месяц того же года придя к мировому посреднику Завадскому предложил ему уволить меня, иначе грозил ему жалобою своею и преследованием. Г.Завадский видя то, что ему нельзя вооружить против себя всесильного генерала Гасан-агу, вынужден был войти с представлением об увольнении меня по третьему пункту без всякой на то причины. Представление Завадского поддержал в Губернском Правлении Советник Зожиков, которому генерал часто посылал подарки совместно с полицейскими чиновниками. Таким образом, без всякой вины я был уволен по третьему пункту ради угождения генералу Гасан-ага.

Мещения Гасан-аги этим не кончились. Забрав в руки всех Кубинских чиновников разными подарками, угощениями, отпусканием им взаймы невозратных денег, он приказал им приследовать меня. Об этих поступках Бакиханова я подал доклад Г.Губернатору 28 июня 1885г., в котором изложил подробно все злоупотребления генерала, но Господин Губернатор, как любивший Завадского, не дал ходу моему докладу.

Видя что борьба неравная, я убежал в Баку, где поступил помощником Секретаря при Бакинском Уездном Мировом отделе.

Но это еще хуже раздражило генерала Бакиханова. Приказал полиции погубить меня во чтобы то ни стало. Она с помощью подданых генерала обвинила меня в мюридзме, что бутдо я вооружаю население против Правительства, за что по донесению Г.Губернатора велено было взять меня под стражу. Меня несчастного из Мирового отдела взяли прямо в Бакинскую тюрьму, откуда я подал жалобы Его Сиятельству Господину Главноначальствующему Гражданскою частью на Кавказе и Министру Внутренних дел, изложив в оных всю причину моего прискорбного положения.

Г.Губернатор, замечая, что мои жалобы уничтожают его донесение, так как я шиит, а у шиитов мюридизма не бывает, приехал из Кусаров к генералу Бакиханову в Девичинский Участок и оттуда он и Бакиханов позвали поручика Деминского для производства дознания обо мне на Девичинский базар.

Во время производства дознания Деминским, агенты генерала, разъезжая по деревням, призывали от имени генерала идти на меня жаловаться. Более шестисот человек по приказанию генерала Бакиханова пришли к Деминскому заявили на меня о небывалых преступлениях и поступках моих. Причем Деминский отличился еще тем, что многих своими истязаниями заставлял жаловаться на меня.

Все это дознание донесение этой местной полиции и самого Губернатора были в усмотрении Его Сиятельства Господина Главночальствующего Гражданскою частью на Кавказе, который убедясь в несправедливости всех этих обвинений, приказал освободить меня из тюрьмы только по истечению долгого времени после приказания Его Сиятельства.

Генерал Бакиханов, узнав о распоряжении Господина Главноначальствующего, приехал в Баку хлопотать обо мне, чтобы не осободили меня и когда это ему не удалось, то он просил хоть по крайней мере воспретить мне ехать в Кубу. Действительно, после освобождения моего, меня вызвал в канцелярии Казулькин, насильно отобрал от меня подписку о невыезде моем в Кубу. На это распоряжение подал жалобу и тогда эта подписка была уничтожена.

В прошлом 1887 году весною я приехал в Кубинский уезд и жил в деревне Амирханлы, где я приступил к приводу родниковую воду за шесть верст в селение Амирханлы, которое не имеет поблизости воды.

Только, что я приступил к приводу воды, как по приказанию генерала Бакиханова полиция начала обвинять в разных преступлениях. Неонократно сам генерал приезжал в Девичи, куда и приезжали начальник и пристав Рустамбеков. Собирали всех жителей приказывали им составлять приговор об удалении меня из края. Наконец, начал обвинять меня в придержательстве беглецов, когда как сам Рустамбеков и Бакиханов отлично знали, что они имеют пристанище в деле хальфаларца Мир Ягуба Сеид Муса оглы с целью убить меня, целое Хальфаларское общество заявило об этом Рустамбекову, который объявил им, что Гасан-ага не велит преследовать Мир Ягуба.

На эти действия пристава Рустамбекова и Генерала Бакиханова я подавал жалобы г. Бакинскому Губернатору и Уездному начальнику, которые к моему несчастью, только старались меня обвинять.

Из вышеизложенного Ваше Превосходительство изволит усмотреть, что у нас в Кубинском уезде генерал Бакиханов является самостоятельным, влиятельным ханом. Ему подчиняется полиция, мировой посредник и др. чины.

Для убеждения Вашего Превосходительства потребовайте производства Деминского, мои прошения, поданные уездному начальнику, Губернатору, Его Сиятельству Главноначальствующему Гражданскою Частью на Кавказе и Г.Министру Внутренних дел и по присмотрении сих дел, убедитесь в несправедливости всех тех жалоб, которые ныне подаются Вашему Превосходительству.

Во имя справедливости, правосудия я покорнейше прошу Ваше Превосходительство разъяснить всему населению Кубинского Уезда кому мы должны повиновиться – законам ли Российского Правительства и его властям или генералу Бакиханову?

Генерал Бакиханов богат, имеет дорогих заграничных напитков к соблазну чинов полиции и других чиновников, которые все подчиняются его приказанию. Кто осмелится ослушаться его? Кто может сказать, что не повинуйся ему, Бакиханову, тому угрожает убийство.

Все выборы сельских должностных лиц, приходских мулл, казиев, урядников, чиновников зависит от него, генерала, который указывает заранее кого избрать и кого назначить. Сам уездный начальник Г.Моралин повинуется ему и исполняет все его приказания. Разве он смеет не подчиняться ему? Ведь он, начальник погиб? Будут открыты все его взяточничества, у кого брал деньги, ковры, сыр, масло, лошадей и прочие.

Вот какая причина понуждает г.Начальника повиновится ему, генералу Бакиханову и некоторым чиновникам, как то Рустамбекову и другим.

Я покорнейше прошу Ваше Превосходительство если найдете возможным расследовать причины всех тех жалоб, которые подаются на меня Вашему Превосходительству и спросить о моем поведении, а также о том, за что преследует меня Начальник, генерал Бакиханов и друзья и подданные последнего, от городских армян, евреев, русских, неслужащих пильварских армян, Бакинского Мирового Судью Алдозерского и других знающих меня.

Неужели я должен невинно страдать и погибать через прихоти вражды генерала Бакиханова.

Именем Великого Монарха нашего, умоляю Ваше Превосходительство предъявить мне жалобы, поданные на меня, потребовать объяснения, а затем расследовать, если я окажусь виновным, то наказать строжайшим образом, а если окажется, что все эти жалобы поданы на меня по подстрекательству генерала Бакиханова, то примите против него меры и тем возстановите и у нас в Кубинском уезде порядок, ведь мы также подданые Русского Императора, а не какого-то генерала Бакиханова.

Коллежский регистратор Ага-бек Бедыр-Ханбеков, 1888, 9 февраля, г. Куба.