Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Баб и бабиды. Религиозно-политические смуты в Персии в 1844-1852 годах (Отрывок)

Description

Мирза Казем-Бек.

«Баб и бабиды. Религиозно-политические смуты в Персии в 1844-1852 годах» (Отрывок).

Опубликовано в книге: Мирза Казем-Бек. Избранные произведения. Баку, «Элм», 1985, с. 66-67.

Язык: русский.

Автор: Мухаммед Али Гаджи Касим оглы Мирза Казем-бек – азербайджанский ученый-востоковед. Родился 22 июня 1802 г. в Дербенте в семье шейх-уль-ислама. В 1821 г. был выслан в Астрахань, где под влиянием шотландских миссонеров в 1823 г. принял христианство, получив имя Александра Казем-Бека. Преподавал восточные языки с 1826 г. по 1849 г. в Казанском университете, с 1849 г. по 1870 г. в Петербургском университете. В 1853-1870 гг. был деканом факультета восточных языков Перербургского университета. Скончался 27 ноября 1870 г.

Categories

Администрация Азия Африка Борьба Военное дело Война Восток Географические названия Грек Европа Европеец Запад Индия Искусство Ислам Испания История Каста Китай Константинополь Конфессиональные группы Культура Лондон Море Мусульманин Мусульманское образование Наука Невежество Одежда Оценка Париж Персия Петербург Политика Просвещение Религия Россия Русское образование Самооценка Сила Смута Столица Суша Торговля Турция Фанатизм Феска Христианин Цивилизация Шах Этнические и племенные группы Япония

Editor

Sh.M. / I.F.

Text

Баб и бабиды.

Религиозно-политические смуты в Персии в 1844-1852 годах.

Предисловие

I

Обращаясь к истории развития просвещения между народами, мы видим ясно какую-то непонятную силу, которая невидимою рукою повсюду и постоянно посевает его семена на почву невежества, согревает их и , как разумное существо, печется к их всходу, заботится о воспитании их, развитии и плодородии. Сколько это невежество ни силится заглушить их в самом начале, сколько оно ни истребляет их, и семена производят новые всходы; неусыпный промысл берет свое и, наконец, настает пора, когда истина начинает процветать. Просвещение укореняется.

Очевидно, все это не бывает без борьбы, без смятений. В этой борьбе ум человеческий как бы теряется: все в тумане, все кипит, все бродит, кажется, безысходно, но туман рассеивается, все сложено – и благотворные лучи освещают ярко все на пути человеку.

II

Когда воспросветится Восток – это первое отечество наше, колыбель человечества, это место рождения света? Когда в нем возродится цивилизация? Неужели Запад не в состоянии сделать благой переворот в нем? Неужели ислам останется постоянной преградой цивилизации?

Так говорят и думают друзья просвещения. Что будет, когда будет – не знаем. Но Восток и Азия составляют огромнейшую часть разумного мира, и там таится дух цивилизации, и там невидимая сила посевает семена истины.

Запад своею политикой не может восстановить просвещения в Азии; он своей любовью, своею энергией может лишь содействовать его постепенному развитию. Преобразователи страны должны родиться в самой стране.

Ислам не может быть преградою цивилизации. Во времена аббасидов все просвещение греков было перенесено в столицу ислама; оттуда по берегу Африки и через Испанию, сушею и морем, войною или торговлей все отрасли науки и искусств сообщены Европе.

Высшее сословие по всей европейской Турции, кажется, не чуждо европейской цивилизации. Со времен Махмуда оно много усвоило элементов просвещения, и новейшие науки и искусства с желаемым успехом преподаются в казенных школах и заведениях в Константинополе. Не раз удивлялись европейцы в Лондоне, Париже, в Петербурге и в других столицах, увидев вдруг феску на голове людей, с которыми они много раз встречались в кругу просвещенных особ, беседовали с ними в общем разговоре и принимали их за образованных европейцев. Стало быть, собственно ислам не в состоянии противоборствовать просвещению: это фанатизм духовной касты, невежество, которое везде заглушает зародыш цивилизации.

Когда, что будет в Азии? – повторяем: нельзя знать. Китай и Япония только что просыпаются; Индия уже проснулась, и, оглядываясь вокруг себя, она видит уже много запасов для гражданской и духовной жизни. Турция многое и очень многое позаимствовала было у Запада и усвоила, хотя еще не вполне сознательно, но, к несчастью, нынешняя политика оттолкнула ее назад на 50 лет.

Персия идет тихим шагом, несмущаемо, но потрясаемая внутренними распрями. В ней много проявляется начал для будущей цивилизации. Торговля ее с Россией (жаль, что мы не умеем поддерживать ее), многие нововведения и готовность нынешнего шаха ко всему хороршему, относящемуся к цивилизации, а главное – поколебание власти духовной касты (этого олицетворенного самодержавия фанатизма), начало борьбы в умах народа и противодействия против духовных фанатиков – все это предуказывает на будущее хорошее в Персии. (...)