Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Объяснение по поводу возмущения населения Кубинской провинции во время набора всадников в конно-мусульманский полк в Варшаву (усл)

Description

Это «Объяснение» было подано Аббас-Кули ага Бакихановым полковнику И.И.Васильчикову, производившему «по высочайшему велению» следствие по делу Кубинского восстания 1837 г. Оно опубликовано впервые в книге Бакиханов А.К. «Сочинения. Записки. Письма.» (Подготовил Э.М.Ахмедов). Баку, Изд-во «Элм», 1983. с рукописного оригинала, хранившегося в ГИМ в Москве (ф.6, св. 2, лл. 601-604).

Categories

Администрация Али-Паша Аныкдаре Ахбил Баку Бек Беспорядок Варшава Владение, дагестанское Военное дело Восточные слова Всадник Генерал-майор Географические названия Гимбут Государь Император Депутат Дербент Джавад-ага Джамов-бек кайтагский Джафар-Кули Ибрагим-бек Карчагский Интрига Иса-бек Хасан-эфенди оглы Иса-кади табасаранский Ищенков Кади Касим-бек Комендант Кочевник Куба Кубинец Куткашенский Майор Мехти Мирза-Джан Мадатов Мухаммед-хан казыкумыхский Мухаммедхан-бек Мятеж Мятежник Наиб Насиб-эфенди Оленич Оценка Подполковник Подпоручик Политика Полк, конно-мусульманский Поручик Потоцкий Прапорщик Провинция, кубинская Профессиональные группы Реутт Смута Сырт Табасаран Типский магал Тифлис Хаджи-Мухаммед Хан, кубинский Хасан-ага Черняев Чиновник Шемаха Штабс-капитан Этнические и племенные группы Юхарыбаш

Editor

Sh.M.

Text

Родной брат мой подпоручик Джафар-Кули удален из Кубы за выставку всадников для отправления в Варшаву, по требованию некоторых возмутителей, именем будто народа, о том им не доверявшего. Я сам же вызван в Тифлис по приказанию главноуправляющего для некоторых важных объяснений, но, проживая несколько месяцев в Тифлисе за несколькими обещаниями главноуправляющего, ни в чем не был я спрошен, и в чем состояли важные объяснения, не ведаю. По возобновлению же в Кубе возмущения в истекшем сентябре месяце сего года главноуправляющий предложил мне ехать как можно скорее в Кубу и быть там полезным службе влиянием своим. Каковое предложение исполнить я не мог по той причине, что благонамеренные в Кубе люди одни удалены, а другие лишены доверенности начальства.

Назначение меня в Кубу во время мятежа, вызов брата моего Джафар-Кули в Тифлис в числе депутатов для представления государю императору, усердное старание наше о выставке всадников, негодование к нам мятежников, наконец, убиение ими двоюродного брата и шурина моего прапорщика Али-Пашу, покушение на жизнь другого брата моего прапорщика Джавад-аги и ревностное действие остальных членов нашего дома доказывают ясно, что не только не были мы причастны к бывшим в Кубе беспорядкам, но всячески старались препятствовать оным. Поэтому злонамеренные люди разными поисками успели удалить нас из Кубы, дабы удобнее производить беспорядки, что и доказало последнее в Кубе возмущение.

Главная причина к беспорядкам, как должно полагать, были разные интриги злонамеренных людей. В Кубинской провинции введено было фальшивое соотношение между кубинским комендантом полковником Гимбутом и майором Иса-беком Хасан-эфенди оглы, наибом Типского магала. Изобличая они друг друга в злоупотреблениях пред главным начальством, пользовались в одно и тоже время знаками отличия и особого доверия главного начальства, а Иса-беку дозволено было сноситься о своих делах прямо с главноуправляющим, мимо коменданта провинции, которая при сем случае неминуемо должна была разделиться на партии: коменданта и противника его Иса-бека.

В начале текущего года, неизвестно для какой надобности, Иса-бек находился в Тифлисе и также неизвестно, по какому внушению позволил себе он предсказать при множестве свидетелей, в числе коих находились, как я слышал, помощник командира конно-мусульманского полка подполковник Хасан-ага и прапорщик Насиб-эфенди, главноуправляющему, что он и другие кубинцы не дадут всадников, каковы слова его, Иса-бека, переданные народу им самим или сообщниками его или посторонними лицами, могли быть приняты слабоумными людьми за настоящую волю главноуправляющего, коего доверием окредитовал Иса-бек всякое свое действие.

При требовании же в Кубе сбора всадников наместник и брат Иса-бека Мехти, управляющий тогда Типским магалом и назначенный затем скоро главным кубинским кадием, равнодушно собрал народ при святом месте Ахбил, допустил его к присяге на отказ в наряде всадников; потом к его магалу присоединились магалы Юхарыбаш, Сырт, Аныкдаре и другие. Хотя преданные правительству беки кубинские для отвращения предвидимых смут в несколько дней выставили на свой счет требуемое число всадников, но дом Хасан-эфендия, уклонявшись явно от выставки всадников, взволновал народ не токмо кубинский, но и табасаранский, которым уже внушена была ложная мысль о предстоящем будто бы рекрутском наборе. Тогда толпа черни, частью насильно собранной, подвинулась к Кубе, а Иса-бек, приняв на себя роль посредника между правительством и народом, привел к генерал-майору Реутту и назначенному по сему делу от главноуправляющего чиновнику Потоцкому несколько человек вооруженных возмутителей, в том числе Хаджи-Мухаммеда, названного уже ханом кубинским, которые именем народа, им недоверявшего, настойчиво требовали смены коменданта, распущения вольнонаемных всадников, удаления беков, более способствовавших к выставке всадников, и возврата денег, на разные повинности собранных. Во исполнение сего готовые уже к отправлению всадники тот час были распущены, комендант полковник Гимбут был сменен, поручик Мухаммедхан-бек и подпоручик Джафар-Кули-ага были удалены в Шемаху и Баку, где доныне находятся, о возврате же денег обещано было представить главноуправляющему.

Такой поступок слабоумной черни и возмутителей, получив в трех первых требованиях немедленное удовлетворение, не оставил производить в умах по сие время сильное и разнородное волнение, особливо при очищении провинции от преданных правительству беков и оставлении народа под вредным влиянием недоброжелателей, о действиях которых новый комендант Ищенков не минул делать многократные представления сопровождением даже оправдательного представления народа, на которые, подобно как на наказание виновников первого возмущения, усмирение черни и нужды народа, не было обращено надлежащее внимание, чтоб могло предупредить последнее возмущение.

В назначении всадников из дагестанских владений встречались разные препятствия. За усредную выставку всадников штабс-капитан Ибрагим-бек Карчагский потерпел неудовольствие, кубинский Иса-бек во время бытности своей в апреле месяце с подполковником Мирза-Джаном Мадатовым у Мухаммед-хана казикумыхского старался вооружить племянников Ибрагим-бека и возмутить табасаранский народ против него. Поручик Джамов-бек кайтагский, выставивший всадников, взят был под арест в Тифлисе, чрез что всадники его разбежались с дороги. Иса-кади табасаранский, хотя сам выставил всадников, но перехваченные его письма штабс-капитанами Куткашенским и Оленичем показывают возмутительное его действие. Дербентские и бакинские всадники, несмотря на противодействие подпоручика Касим-бека в Баке, выставлены народом и отправленны в Варшаву.

Вообще не поощрение служащих, умножение разбоев, медленное течение дел и непомерные повинности и налоги также немало затрудняли назначение всадников в провинциях.