Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Генерал-лейтенант М.Д. Скобелев

Description

Генерал-лейтенант М.Д. Скобелев

М.Ж.

НИВА, 1877, №39, стр. 617-618.

язык: русский

очерк

+ Рис.: Генерал-лейтенант Михаил Дмитриевич Скобелев. Рис. Н. Панов, грав. Вейерман

Categories

Daily News Администрация Академия Армия Атака Батальон Варшава Военное дело Война Восточный вопрос Генерал-лейтенант Географические названия Герой Государства, европейские Дунай (р.) Кавказ Коканец Корреспондент Край, туркестанский Печать Политика Полк Профессиональные группы Русский Самооценка Связи Скобелев Телеграмма Транспорт Фауна Храбрость Штаб Этнические и племенные группы

Editor

AM / I.F.

Text

Генерал-лейтенант М.Д. Скобелев.

М.Ж.

+ Рис.: Генерал-лейтенант Михаил Дмитриевич Скобелев. Рис. Н. Панов, грав. Вейерман

Генерал-лейтенант Михаил Дмитриевич Скобелев начал свою военную карьеру, так сказать, с первых ее ступеней. Быв восемнадцати лет, он поступил в Кавалергардский полк унтер-офицером. Два года спустя он был произведен в корнеты, с переводом в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, который в 1862 – 1863 г. находился в Варшаве. Во время польского восстания, молодой корнет Скобелев выказал свою храбрость и редкие боевые способности. Его товарищи и начальники тогда еще оценили в нем эти качества. С окончанием мятежа, Михаил Дмитриевич поступил в Академию Генерального Штаба и кончил курс блистательно, почему тотчас же был причислен к Генеральному Штабу и назначен на службу сначала в Туркестанский край, а потом на Кавказ. Возвратившись с Кавказа, Михаил Дмитриевич некоторое время пробыл в комитете Главного Штаба, а потом был назначен адъютантом 32-й пехотной дивизии. Война с коканцами вызвала его к боевой деятельности. Там за отличие он получил все высшие боевые награды: золотую саблю с надписью «за храбрость», орден св. Георгия 4 и 3 ст., золотую шпагу, украшенную брильянтами; точно также чины полковника и генерал-майора, с назначением в свиту Его Величества. В чине полковника и в звании флигель-адъютанта, Михаил Дмитриевич, на 30 году от рождения, был назначен военным губернатором Ферганской области и командующим находящимися в ней войсками, но на этом посту ему не пришлось долго оставаться. «Восточный вопрос», пережив всевозможные дипломатические переговоры, оставался после них еще более требующим разрешения и еще более не разъясненным. При всеобщем нежелании войны со стороны всех европейских государств, а тем более самой виновницы возникновения «восточного вопроса» – эта война оказалась неизбежной, и Михаил Дмитриевич, в виду наступления военных действий должен был оставить свой пост в Ферганской области. По отзывам лиц, близко знакомых с достойным уважения генералом, он с большою охотою покинул Ферганскую область, будучи руководимый желанием не отставать от других в деле помощи родной стране и стать в ряды родных войск, чтобы нести наравне с ними все труды, лишения и опасности войны.

Само собою понятно, что такой деятельный, энергический и опытный генерал должен был занять среди своих собратов видное место и при первом же представившемся случае выказал себя героем. Так телеграмма Его Высочества Главнокомандующего действующей армией на Дунае, от 23-го августа, извещала, что 22-го числа, после 12 часового боя, взята Ловча, не смотря на сильную по природе и укрепленную позицию и на упорное сопротивление турок. Героем дня был генерал М.Д. Скобелев.

За сим, при многочисленных аттаках под Плевной, имя генерала Скобелева не раз было предметом восторгов и удивления.

Корреспондент английской газеты “Daily News”, описывая как очевидец, бой под Плевной 31-го августа (12-го сентября), говорит о генерале Скобелеве между прочим следующее: «В то время как битва свирепствовала с фронта и направо, с не меньшею силою шла она и около редутов и по другую сторону ловчинской дороги. Скобелев хорошо подготовил почву… Нельзя было терять ни одной минуты, если только должно было взять редут. У Скобелева оставалось только два батальона стрелков. Став во главе их, он бросился вперед верхом; он достиг колеблющуюся массу и передал ей свое собственной мужество. С криком бросилась вперед масса. Весь редут представлял массу пламени и дыма. Шпага Скобелева была перебита на двое. Потом упала его лошадь. Он пошел пешком, а за ним вся масса устремилась с ревом… Их штыками скоро выбили еще оставшихся турок. Тогда радостные крики возгласили, что редут взят и что, наконец, одно из прикрытий Плевны находится в руках русских».

Нужно ли еще дополнение к этому описанию, так непреложно указывающему на беспримерную храбрость генерала Скобелева?

…Имя генерал Скобелева во все продолжение Плевнинского боя удивлявшего героизмом самых храбрых, покрыло себя навсегда неувядаемым венком славы.