Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Катастрофа в Верном. Ч. I.

Description

Каразин Н.

Катастрофа в Верном. Ч. I.

Нива, 1887, № 28, с. 696,697,700

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i215.html

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i216.html

Categories

Администрация Верный Географические названия Город и архитектура Двор Землетрясение Иссык-Куль (оз.) История Кастекский перевал Катастрофа Оценка Связи Семиречь Степь Стихийные бедствия Телеграмма Уезд, аулиатинский Уезд, токмакский

Editor

OJ / IF

Text

Самый город – столица Семиречья, расположенная хотя и на ровной степной местности, но близ подошвы горного хребта, - не раз испытывал и прежде подземные удары, но гораздо меньшей силы. Колебание почвы более существенное началось много раньше, в начале прошлого года, но только значительно южнее, по ту сторону Кастекского перевала, в уездах Токмакском и Аулье-Атинском, довольно серьезно повредив несколько наших новых русских поселений, и не обошлось даже без человеческих жертв, хотя немногих. Теперь очередь наступила и для Верного – здесь колебания почвы совершились с такою силою, что буквально ничто не устояло на своих фундаментах, и в несколько мгновений вместо цветущего, красивого города, образовалась почти сплошная груда окровавленных, дымящихся развалин.

Читая телеграммы, пробегая даже более подробное описание этого грозного явления природы, нельзя себе представить в действительных красках всего ужасающего эффекта катастрофы. В таких случаях на помощь слову является карандаш. В виду этого на страницах “Нивы” мы предлагаем своим читателям ряд рисунков, изображающих главнейшие эффекты землетрясения: в комнате, на дворе, в дороге и в горах.

Сам я лично, как читатели “Нивы” хорошо знают, долго путешествовал и жил в тех местах: был в Верном, посещал все его окрестности, проводил целые годы в диких, мало еще известных горах, окружающих озеро Иссык-Куль, и не раз присутствовал при более или менее сильных землетрясениях. Видел я и рушащиеся, со зловещим предварительным треском и шорохом здания, видел и бездны, неожиданно разверзающиеся под ногами, видел и целые утесы, покачнувшиеся на своих вековых устоях и падающие вниз, погребая под собою маленькие кочевые кишлаки и аулы бедных горцев.

А над этою картиною смерти и разрушения чудное южное небо, яркое солнце, изумрудная зелень садов и уличных аллей, обрамляющих каждый квартал города тенистыми ароматными барьерами...