Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Скобелев в Средней Азии.

Description

Скобелев в Средней Азии.

Очерк.

Нива, 1881, №6 (1), с.138-40

язык: русский

жанр: очерк

Categories

Journal de St. Petersbourg Администрация Аксакал Аму-Дарья Анноу Артиллерия Арчмам Асхабад Аул Афганистан Ахал-Теке Белый Царь Биконсфильд Бутлер Бухара Виноград Военное дело Войско Восточные слова Всадник Гайдаров Генерал Генерал-адъютант Географические названия Геок-Тепе Город и архитектура Деб Денгиль-Тепе Дузлу-Олум Железная дорога Жилище и утварь Земледелие и ирригация Игды, колодец Иомуд История Казак Караван Каспийское море Кибитка Кизил-Арват Климат Козенков Конфессиональные группы Копет-Даг Кочевник Край, закаспийский Красноводск Куропаткин Майор Мангышлак Мерв Михайловский залив Мургаб Начальник Нива (журнал) Оазис, ахал-текинский Обычаи и обряды Округ, туркестанский Оценка Перс Персия Петрусевич Печать Политика Политические и общественные организации Полковник Право и судопроизводство Профессиональные группы Религия Рис Россия Салар Самооценка Скобелев Скотоводство Средняя Азия Сумбар (р.) Суннит Текинец Токлан Торговля Транспорт Туркмен Туркмения Укрепление Бами Фауна Флора Хан Хива Хивинец Хлопок Хожлам-Кала Хорасcан Шелководство Этнические и племенные группы Янги-Кала (сел.)

Editor

АМ, MB

Labels

Оценка
Оценка
Оценка
Оценка
Самооценка
Оценка
Самооценка
Оценка

Text

Скобелев в Средней Азии.

Очерк.

В виду всеобщего интереса, возбужденного в русском обществе действиями наших войск в Закаспийском крае, мы спешим поделиться с читателями «Нивы» краткими сведениями об этом крае и о действиях наших войск, недавно ознаменовавших себя целым рядом блистательных дел, завершенных геройским штурмом Геок-Денгиль-Тепе.

К востоку от Каспийского моря лежит огромное пространство, занимающее около 9,000 квадр. миль, называемое Туркмениею или Туркменской степью. Туркмения граничит с юга персидскими и авганскими, с востока хивинскими и бухарскими владениями, с севера полуостровом Мангышлаком, а с запада Каспийским морем. Эта обширная площадь имеет в большей своей части степной характер, недопускающий оседлой жизни и только местами встречаются плодородные оазисы, на которых и живут полудикие туркмены.

Так в 300 верстах приблизительно к юго-востоку от Красноводска и около 200 верст от Михайловского залива лежит урочище Кизыл-Арват, бывшее туркменское поселение с крепостью, а к юго-востоку от Кизыл-Арвата находится большой оазис, полоса плодородной земли, вытянутая в длину с сев.-зап. на юг.-вост. и имеющая в ширину от 30 до 60 верст. Это и есть Ахал-Текинский оазис, ограниченный с юга хребтом Копет-Даг, а с других сторон безводной пустыней и приобретший для нас, в последнее время, большую важность и известность. Оазис этот, благодаря соседству Копет-Дага, орошается множеством речек, да и сам по себе представляет весьма плодородную почву, резко отличающуюся от окрестных степей.

Обильные пастбища оазиса дают населению возможность заниматься скотоводством, а плодородная почва, благодаря естественному и искусственному орошению (оросительные канавы, арыки), производит виноград, рис и дает возможность возделывать хлопок и заниматься шелководством. Туркмены разводят великолепную породу лошадей, принаровленных к образу их жизни. Лошади эти чрезвычайно сильны, выносливы, что дает возможность хозяевам их, туркменам, проходить громадные безводные пространства с изумительной быстротой. Так, туркменская лошадь может проходить несколько дней подряд, по 70 – 80 верст, неся на себе не только всадника, но и фураж для себя, а также провиант для хозяина. К юго-вост. от оазиса тянется пустыня до р. Мургаб, где начинается новый оазис – Мервский. Туркмены подразделяются на многие племена: йомуды, гокланы, теке, салар и др. По отношению к нам их можно разделить на мирных и немирных. Общее число туркмен определить трудно, но приблизительно можно считать до миллиона душ. Из этого числа в Ахал-Текинском оазисе считают до 200,000 жителей туркмен-текинцев, а в Мервском оазисе около 250,000 туркмен также из племени Теке. Все туркмены магомегане-суниты. Население оазисов живет в кибитках, отдельными поселениями, аулами, причем обыкновенно считают 5 душ на кибитку. По всему Ахал-Текинскому оазису тянется ряд туркменских аулов, при чем каждый аул окружен более или менее сильной глиняной стеной, приспособленной к обороне ружейным огнем и таким образом составляет крепость; из этих крепостей Геок-Тепе и Денгиль-Тепе, находящиеся в центре оазиса, снабжены пушками и представляют самые важные пункты, так как около них сосредоточены были главные силы текинцев и здесь жили самые влиятельные лица из туркмен. Независимые туркмены не имеют организованного правительства. Лица, наиболее влиятельные по богатству, храбрости, считаются аксакалами к принимают иногда титул ханов, но влияние их ничтожно; их терпят покуда ими довольны. Для туркмен гораздо выше власти ханов и аксакалов – власть обычая (деба). Отдельные племена туркмен действуют преимущественно в своих племенных интересах, вследствие чего вражда племен – явление обычное.

Туркмены чрезвычайно храбры ; хотя они и занимаются земмледелием и скотоводством, но главная страсть их – набеги и хищничество, доставляющие им добычу, пленных, а также почет и славу между соплеменниками. От их набегов страдают в особенности персы пограничной с ними области Хорасан и хивинцы которых теке грабят и уводят в работы. Многие попытки персов наказать и усмирить текинцев кончались всегда не в пользу первых, при чем, в 1861 году, текинцы уничтожили и захватили в плен персидское войско, шедшее на Мерв, в числе около 20 т. с артиллерией. При такой наклонности туркмен к хищничеству и разбою , который в тоже время доставлял большие материальные выгоды: торговые караваны, проходившие через степь являлись большой приманкой для степных хищников. Нападения их на наши караваны привели к тому, что торговое движение между Хивою и Каспийским морем совершенно прекратилось. Неограничиваясь этим, туркмены Мерва и Ахала нападали на племена мирных туркмен, нам подчинившихся, и в своей дерзости доходили до того, что прошедшей зимой произвели нападение на мирный аул под самым Красноводском.

Необходимость обезопасить от этих разбойников наши торговые сношения в Закаспийском крае, а также наши владения в этом районе и подчинившиеся нам племена туркмен, побудила наше правительство предпринять экспедицию в степь главным образом для прочного занятия страны посредством подчинения нам этих кочевников.

Экспедиция, предпринятая в 1879 году, не достигла предположенной цели. Войска наши неожиданно встретили упорное сопротивление текинцев, укрепившихся в Геок-Тепе. Недостаточно было также перевозочных средств и пришлось отойти. Крайним пунктом, оставшимся в наших руках, был Дузлу-Олум на р.Сумбаре. Текинцы, еще сильнее укрепились в Геок-Денгиль-Тепе, Наше правительство решило возобновить наступательные действия и в марте 1880 г. назначило генерал-адъютанта Скобелева начальником войск в Закаспийском крае.

С этого времени начинается смелое движение; оно потребовало громадных усилий и средств, много времени. В пустыне нет возможности добывать продовольствия, а все должно быть доставлено из России. Задача предстояла весьма трудная. Нужно было устроить правильную перевозку по Каспийскому морю, пристань в Михайловском заливе, а оттуда по направлению к Кизыл-Арвату железную дорогу в степи, где нет никаких материалов для постройки и следовательно приходилось привозить все, до последнего гвоздя. Необходимо было еще собрать до 20,000 верблюдов для перевозки тяжестей; нельзя было рассчитывать получить такое количество у ближайших туркмен и собирать их приходилось издалека. Все лето и часть осени употреблены были на эти распоряжения.

И вот уже сформированный в конце мая небольшой отряд, двинулся из Дуз-Олума и занял Хожлам-Кала и укрепление Бами, расположенное между Красноводском и Геок Тепе. 1 июля генерал-адъютант Скобелев, во главе передового отряда, лично двинулся к Геок Тепе, произвел рекогносцировку, несмотря на массы Текинцев, встретивших отряд; затем генерал Скобелев вернулся в Бами.

Покуда мы готовились нанести решительный удар, Текинцы с мая по декабрь постоянно тревожили войска и нападали на наши транспорты и команды. Все эти нападения были блистательно отражены , но конечно, были сопряжены с потерями. С нашей стороны к началу декабря заняты были нашими войсками несколько пунктов – Арчмам, Дурун и друг. Их приводили в оборонительное положение и снабжали запасами.

В первых числах декабря генерал Скобелев снова произвел успешную рекогносцировку Геок-Тепе и 8 декабря к отряду Скобелева присоединился полковник Куропаткин, пришедший из Туркестанского военного округа с небольшим отрядом и совершившим в 18 дней тяжелый переход в 400 верст пустыней, от низовья Аму-Дарьи, через колодцы Игды и Кизыл-Арват.

12 декабря была произведена 3-ья рекогносцировка Геок-Тепе, которая не смотря на отчаянные нападения скопищ текинцев, доходивших до 20,000 чел. встретивших наш отряд впереди Геок-Тепе – вполне удалась.

20 декабря был предпринят штурм укрепленного селения Янги-Кала, лежащего в 950 саженях к югу от Геок-Тепе. Штурм был произведен одновременно с двух сторон.

Текинцы устроили завалы и наводнили местность. Они были разбиты на голову, обратились в бегство и понесли огромные потери, попав под огонь всей артиллерии главных сил и будучи вдобавок атакованы казаками. Наши войска тотчас заняли Янги-Кала, которое текинцы несколько раз пытались отбить обратно, нападая громадными массами. Затем приступили к осаде.

Закладка параллелей и ведение подступов под Геок-Тепе сопровождались отчаянными вылазками текинцев, старавшимися подавить нас численностью и яростно добивавшихся рукопашного боя, в котором численный перевес играет громадную роль. Но наши войска отлично понимали это и употребляли все усилия отбивать атаки текинцев огнем, что впрочем, не всегда останавливало отчаянных туркмен, врывавшихся в наши ряды. Генерал Скобелев после упорного боя, заложил 1 параллель 23 декабря в 800 шагах от главной ограды Геок-Тепе. Успех этот был омрачен смертью генерала Петрусевича, одного из лучших помощников генерала Скобелева. Туркмены подкрепленные 10 тысячами отборных воинов из Мерва, дрались крайне упорно.

Вторая параллель была выведена в 400 шагах от неприятельской стены в ночь с 26 на 27 декабря. В ночь с 3 на 4 января заняты с боя позиции в 20 саженях от неприятельской стены и после отражения многократных вылазок текинцев производившихся громадными скопищами 4 января, начаты работы тихою сапою, с целью венчания гласиса. Особенною силою и упорством отличался бой в ночь с 30 на 31 января, когда текинцы в громадных массах произвели в 8½ часов вечера нападение на наши работы с фронта и с левого фланга а также атаковали наш лагерь с тыла правого и левого флангов. Бой длился за 12½ часов ночи.

В 11½ часов утра подполковник Гайдаров занял с боя передовое укрепление и в нем утвердился.

В 11½ часов взорвана мина в 125 пудов пороха, заложенная под валом восточного фронта, засыпавшая несколько сот защитников. Взрыв этой мины послужил сигналом для атаки колоннам Куропаткина и Козенкова. Обвалы были заняты в 10 минут. Началась кровопролитная, рукопашная свалка, так что пришлось двинуть укрепления из резерва, причем часть войска штурмовала необрушенную часть стены помощью лестниц. Около 1½ по полудни колонна Гайдарова, по лестницам поднялась на юго-западную неразрушенную часть стены. Защитники на валах были все перебиты. Бой загорелся внутри укрепления. В два часа пополудни, войска наши заняли командующий всею крепостью редут и мы были полными обладателями крепости. Неприятель бежал, бросив лагерь, имущество и семейства свои.

Геройская осада и геройское сопротивление! Нельзя не отдать справедливости и врагам, которые дралась с необыкновенным в средней Азии упорством, проявляя при этом доблести, делающие честь и цивилизованным армиям.

После штурма Геок-Тепе, войска наши преследовали туркмен 15 верст. Затем передовой отряд, выступивший из Геок-Тепе 16 января, занял 18-го без боя Асхабад, лежащий в 40 приблизительно верстах восточнее Геок-Тепе.

Из Асхабада, часть кавалерии двинута к Анноу, лежащему верстах в 15 восточнее Асхабада.

От Анноу ведут дороги в горы на Восток и на Юг.

От жителей Анноу и других селений являются депутации, с изъявлениями покорности и просьбою о принятии их под покровительство Белого Царя.

В пески посланы колонны Куропаткина и Гайдарова для преследования текинцев, бежавших после разгрома Геок-Тепе.

Искусство туркмен в обороне и сила их крепостей объясняются весьма интересными сведениями, помещенными в Journal de St. Petersbourg. Английский майор Бутлер опубликовал подробности о командировке его в Туркменские степи с целью обучения, вооружения Туркмен и укрепления их поселений. Командировка эта, что теперь вполне доказано, была произведена на средства и по почину Английского правительства времен Биконсфильда.