Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Прошение дунгана Минь-Чжу-ма-уза

Description

Российский государственный исторический архив

Ф.1396 Ревизия сенатора Палена К.К. Туркестанского края в 1908-1910 г. Оп. 1.

№ 256

Л. 248-249 об.

Categories

Администрация Базар Балаган Баран Военное дело Волость Восточные слова Географические названия Джаркент Дунган Казарма Киргиз Китайский Консул Консульство Кульдус Лошадь Международная торговля Мельница Область, семиреченская Оценка Пален Политика Посланник Пристав Ремесло и промышленность Связи Сенатор Старшина Телеграмма Торговля Фауна Этнические и племенные группы Язык

Editor

OJ, MB

Text

Его Сиятельству

Господину Сенатору Графу Палену,

ревизующему Туркестанский Округ

Дунгана Джазкейтско-Дунганской

волости, Джазкейтского уезда,

Семиреченской области

Минь- Чжу-ма-уза Ломинова,

живущего в гор. Джазкейте

Прошение

По торговым делам своим проживая в Кульдусе более 15-ти лет, я обзавелся недвижимым имуществом и торговлей и до 1900 года жил спокойно, занимаясь своим делом; но с этого времении Кульдусинский торгового общества староста дунганин Джаркентской волости Нур-Азун Лю-ху-цза начал меня притеснять. Притеснения эти выразились в следующем:

1) В 1908 году я купил у дунгана Са-Чан-Ю место близ базара за 120 рублей, для постановки балагана, имея намерение продавать из него муку; - но Лю-ху-цза приказал мне убрать этот балаган, хотя взял с меня 100 рублей, - с тем, чтобы балаган оставить на месте; но я этого не исполнил. Купленное мною место было передано обратно дунгану Са-Чан-Ю, но последний возвратил лишь вместо 120 рублей только 57 рублей, а остальные 63 рубля были за что-то удержаны. Лю_ху-цза, который не только эти 63 рубля, но и 100 руб., полученные им лично от меня не возвратил. 2) У меня был иноходец, за которого мне киргиз китайскоподданный Аханакчи Молдадусан давал 200 рублей, но я не продал. Нур-Азун Лю-ху-цза, взяв этого иноходца только посмотреть, отдал Молдадусану, а денег мне до сих пор за него не уплатил. 3) Принадлежащую мне землю в Кульдусе против казармы Кульдусинской конвой полусотни, я продал дунгану Умар-Кари за 1100 руб., но он уплатил лишь только 1000 руб., а остальные 100 руб., как об этом заявил мне Умар-Кари, получил Нур-Азун Лю-ху-цза, который на мой вопрос ответил, что он 100 руб. будто бы передал прежнему хозяину этой земли ввиду того, что будто бы я за эту землю уплатил только 900 руб. Между тем из документа на китайском языке, имеющемся у меня, видно, что я купил эту землю только за 800 руб., и дополнительной от меня уплаты не требовалось. Таким образом Лю-ху-цза получил эти 100 руб. в свою пользу.

4) По делу о взыскании с меня 850 рублей дунганской Джазкейтской волости Айлиараной Рамозан Ахуновой – Нур-Азун Лю-ху-цза получил от меня 200 рублей, которые также не возвратил. 5) Нур-Азун Лю-ху-цза отобрал у меня воду, проведенную на мою водяную мельницу, вследствие чего мельница моя уже в течении 2-х лет бездействует, и я несу большие убытки; воду же эту Нур-Азун Лю-ху-цза повернул на свою водяную мельницу.

Ввиду означенных обстоятельств я несколько раз обращался в Кульдусинское Императорское Консульство словесно и письменно с просьбою об ограждении меня от незаконных поборов Старшины Нур-Азун Лю-ху-цза, но консульство не обращало на мои просьбы ни какого внимания; напротив, когда Нур-Азун Лю-ху-цза обратился к Консулу с жалобой на меня, что я будто бы его оклеветал, то Консул приговорил меня к аресту на два месяца. Протест мой на этот приговор, поданный г. Посланнику при Пекинском Императорском дворе, оставлен без уважения. Ныне, выполнив наложенное на меня наказание, я обратился к Кульдусинскому Консулу с просьбой о разрешении мне ехать в Кульдусу, где осталась моя семья и все торговые дела без всякого присмотра, но Консул г. Федоров ответил лишь, что я могу прибыть в Кульдусу не ранее как через 2-3 года. Не зная за собой никакого преступления, вследствие которого я мог бы лишиться права пребывания в Китайских пределах, а тем более лишиться торговли, оборот которой простирается более чем на 40000 рублей, я вновь обратился к г. Консулу телеграммой о разрешении мне приехать в Кульдусу на один только месяц для устройства своих дел и за семейством, но и этого Консул не разрешил, и таким образом, не имея возможности оградить себя от произвола старосты торгового общества Нур-Азуна Лю-ху-цза, я вместе с тем должен буду лишиться в течении 2-3 лет всей торговли и имущества, оставшихся в Кульдусе и заключающихся в недвижимом имуществе на 10000 руб., товаров, разного скота , лошадей и баранов более чем на 25000 рублей, долгов за разными лицами – 15000 рублей, так как за всем этим ни присмотра, ни управления никакого не будет, и все это осталось никому не порученным.

Представляя все вышеизложенное на благоусмотрение Вашего Сиятельства, имею честь почтительнейше просить распоряжения Вашего о поручении настоящего дела для расследования и производства предварительного следствия кому-либо другому, а не Российско-Императорскому Консульству в Кульдусе и тем оказать мне защиту и покровительство.

К этому считаю долгом доложить, что о разрешении мне поездки в Кульдусу на один месяц мною было подано прошение Начальнику Джаркентского уезда, от 27 Сентября сего года, которым было прошено ходатайство Его Высокоблагородия перед Кульдусинским Консульством, но и на это до сих пор ответа не получено.

О последующем по сему не оставить мне объявить через Пристава гор. Джаркента.

Гор. Джаркент Октября 12 дня 1908 года

Минь-Чжу-ма-уза Ломинова, а по неграмотности его и личной просьбе расписуюсь Верненский мещанин <Подпись>