Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Султан Садык. (Б.)

Description

Нива. 1889. №39, с. 982.

Categories

Аблай-Хан Администрация Бухара Военное дело Войско, русское Географические названия Завоевание Земледелие и ирригация Зимовка История Карабулак (сел.) Кашгар Кенисар Кизил-Кум Комитет, статистический Люди (Этнографическое описание) Политика Садык Средняя Азия Султан Ташкент Туркестан Уезд, чимкентский Хива Хлебопашество

Editor

OJ, MB

Text

Сыр-Дарьинский областный статистический комитет издал в Ташкенте любопытную книгу о султанах Кенисара и Садык. Вот что рассказывается, между прочим, о султане Садыке, не так давно бившемся ожесточенно с русскими войсками при завоеваниях наших Средней Азии, а теперь мирно проживающем в Чимкенткском уезде, на р. Арьке, верстах в 6 на север от сартовского села Карабулак, близ развалин Хан-Кургана, бывшего когда-то ставкою его предка хана Киргизского, Аблай-Хана. Теперь Садык занимается скотоводством и хлебопашеством, близь своей зимовки, проводя досуги за чтением и в молитве. Это совершенно бодрый, среднего роста, человек, лет 55; смуглое лицо киргизского типа с черною, небольшою, с легкою проседью, бородою, оживлено замечательно красивыми, выразительными глазами. Вся его наружность, пропорционально сложенная фигура с мягкими контурами лица, маленькими женскими руками, манера держать себя, спокойствие, даже некоторая застенчивость в разговоре, все это изобличает в нем человека, пожившего при средне-азиатских ханских дворах и вместе с тем кровного тюркского аристократа, «белую кость». При первом взгляде на этого задумчивого, спокойного человека, как-то не верится, что это именно тот наездник Садык, с именем которого всегда соединялось понятие об отчаянном степном разбойнике и самом упорном, назойливом партизане; что это тот Садык, который наводил в 70-х годах страх на наши передовые линии в Туркестане, являясь всегда неожиданно на слабых местах и нападая более смело и энергично, чем другие предводители киргизских и туркменских партий. Но когда в разговоре оживится его лицо, потечет быстрая, выразительная речь, разгорятся глаза, то впечатление смирного, задумчивого человека, исчезает совсем. Пред вами является другой человек: живой, энергичный и безусловно талантливый, с «Божьей искоркой» и юностью души,– качествами столь неотразимо действующими на рядовых людей и на народные толпы. Становится понятным его успех, как сановника и советчика в военных и политических делах при ханах Бухары, Хивы и Кашгара и его уменье держать в руках полудиких, своевольных наездников и энергично двигать их нестройные толпы на убийственные залпы туркестанской линейно пехоты, делать с ними огромные и быстрые переходы в мертвой Кизылкумской пустыне и падать, как снег на голову, на прозевавшего неприятеля, приобретая этим от него незаслуженный эпитет «степного разбойника».