Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Тюркские Народы

Description

ВОКРУГ СВЕТА. 1886. № 22, с. 346-347.

Categories

Алтай Аму-Дарья Балх Башкир Бухара Вамбери Верблюд Ветер Внешность Волга Восточные слова Географические названия Грабеж Енисей Жилище и утварь Земледелие и ирригация Ислам История Камыш Каракалпак Каспийское море Кибитка Киргиз Климат Книга Ковер Конфессиональные группы Корм Кочевник Культура Лейпциг Лошадь Люди (Этнографическое описание) Метелица Мусульманское образование Науруз Обычаи и обряды Одежда Орда, большая Орда, малая Орда, средняя Охота Оценка Пастбище Печать Политические и общественные организации Поэзия, народная Профессиональные группы Профессор Птица Путешественник Разбойник Религия Ремесло и промышленность Рыболовство Сарт Сибирь Скотоводство Сыр-Дарья Татарин Тимуриды Транспорт Туркмен Турок Турция Узбек Урал Фауна Флора Фольклор Хива Христианин Чиновник Этнические и племенные группы

Editor

OJ, MB

Labels

Этнические и племенные группы
Кочевники
Кочевники
Скотоводство
Жилище
Охота
Обычаи и обряды
Религия
Фольклор
Фольклор
Религия
История
Узбеки
Характер
Религия
Одежда

Text

Известный путешественник и исследователь, венгерский профессор Герман Вамбери, издал в Лейпциге сочинение под заглавием «Тюркские народы». В книге говорится, однако, не о тех османах, которые занимают область, именуемую Турцией: он захватывает далее, и тем его книга и интересна. Как исследователь и путешественник, Вамбери очень наблюдателен, и потому извлечение из его книги заслуживает особенного внимания.

Кинув взгляд на историю, на предания самого народа о своем происхождении, коснувшись первого появления турок на страницах европейской истории, Вамбери переходит к характеристике отдельных племен и останавливается, прежде всего, на сибирских тюрках. Это выражение есть собирательное для остатков различных народностей (их насчитывается четырнадцать), которые сплотились там в течение времени. Там, где их родина граничит с монгольско-калмыцкой народной областью, они носят резкие следы монгольской расы; на западе тюркские характерные черты выступают много отчетливее. Образ жизни их частью вполне, частью на половину кочевой; но они все занимаются земледелием и у некоторых отраслей алтайских и чернских татар железный промысел доведен до изготовления стали. Что касается их религии, то часть их христиане, часть приняла ислам и часть предана древней шаманской вере. Между мифами последних особенно интересна сага о создании мира, так как связана с библейским сказанием о грехопадении.

Средне-азиатские тюрки в большинстве кочевники; появление весны они встречают с величайшею радостью. С нею начинается у них время простора, что урало-алтайцу представляется высшим идеалом земного блаженства. Только что начинается май, как молодежь со стадами лошадей и верблюдов удаляется далеко в степь, овцы готовятся к походу, а девушки и женщины принимаются складывать кибитки и навьючивать верблюдов. И пошло кочевье на целые месяцы без перерыва, от одного пастбища и колодца к другому, от низменной степи до равнин, лежащих под высокими снежными вершинами, повсюду, где природа дает сочную траву и свежую влагу. Когда же наступает глубокое лето, мужская часть населения отправляется в поход на грабеж и подвиги мести, обыкновенно замышляемые на летнее время; и то и другое бòльшею частью производится из неукротимой любви к приключениям. У киргизов, впрочем, встречаются подобные подвиги довольно редко; между туркменами же почти ничто не изменилось в этом отношении.

При выборе зимней квартиры кочевник старается найти место, на котором скоту легче добывать корм. Кибитка у богатых состоит из двойных войлочных ковров; у бедных покрывается камышом, причем принимаются все меры против бури, так что зимняя жизнь довольно сносна, тем более, что нет недостатка ни в работе, ни в развлечениях. Зима, однако, может причинить кочевнику большой убыток, если скот его не найдет достаточного корма; тут, несмотря на стужу, ветер и метелицу, приходится подниматься и искать более удобного места. На охоте за зверями, шкуры которых дают мех, кроме западни, охотно употребляются обученные хищные птицы. Ружья и порох у них так плохи, что обходиться с ними одними невозможно.

Кибитка, вполне заменяющая кочевнику дом, представляет собою в своем роде совершенство; вышиною футов в пятнадцать, она часто достигает в ширину футов тридцати, так что в ней можно свободно двигаться, причем летом она дает приманчивую прохладу, зимою – живительную теплоту. В середине находится очаг, который у всех кочевников в большом почете. Все в кибитке с незапамятных времен имеет свое определенное место, и в кибитке, где днем находятся 40, а ночью двадцать человек, по стенам бывает расположено много утвари, частью повешенной, частью положенной на земле. Беспорядка или нечистоплотности в тюркских кибитках нет и следа.

Все обычаи при рождении, свадьбе и смерти остаются такими, какими были в древние времена.

Из средне-азиатских тюрков на крайнем юго-востоке живут кара-гизы. В бассейне Нарыла они очевидно перешли в сравнительно недавнее время, тогда как в древние времена они занимали Саянские горы на берегах Енисея. О своем происхождении они знают только темные легенды и басни. По характеру кара-гизы добродушны и уступчивы, но отличаются раздражительностью и мстительностью; гостеприимство для них священно, а почтение детей к родителям достойно высочайшей похвалы. Они приняли ислам, но он не проник в их нравы. Весь интерес их посвящен скоту, и богатство их в этом отношении так велико, что средним числом на кибитку приходится 2,212 овец, 450 лошадей, 56 верблюдов и 65 коров. Самих киргизов насчитывается душ до 400,000. Они славятся как хорошие певцы и ловкие импровизаторы; кроме песен для разных случаев, они поют геройскую поэму, нечто в роде степной Илиады, очевидно составившейся из отдельных рассказов.

Казаки-киргизы кочуют от Урала до Алтая и по южной Сибири до Оксуса, распадаясь на большие, средние и малые орды. Внешность их не особенно привлекательна; небольшого роста, коренастые, широкоплечие и ширококостные, они обладают огненными, узко прорезанными глазами, коротким широким носом и большим ртом. По характеру это неиспорченные дети природы; но нравственным и умственным развитием они превосходят всех остальных средне-азиатских тюрков. Память их поразительна и умственная свежесть особенно богато раскрывается в области народной поэзии. Народные поговорки передаются из поколения в поколение устно; «книжные песни» суть произведения грамотных киргизов; и то и другое отличается неподдельной оригинальностью. По внешности киргизы преданы исламу, но воспоминание о шаманской вере сохраняется в полной свежести. На нравы ислам также почти не подействовал. Считается киргизов 2½ миллиона, кроме тех, которые состоят в китайском подданстве.

Название не имеет этнического значения. Тюркские элементы Бухары, Хивы и Балха приняли это название в начале XVI столетия, после того как Шейбани Мегемед-хан с тюркской армией поднялся с нижнего Яксарта (Сыр-Дарьи) и разбил власть тимуридов, уже близкую к падению. Эти узбеки, принадлежащие к разным племенам, нашли других тюрков в землях Оксуса и из слияния с ними и произошли нынешние узбеки. По образу жизни узбеки делятся на оседлых и полукочевых. Первые живут исключительно земледелием, которым занимаются с большим успехом, так как искусство орошения почвы им не совсем незнакомо. Честность, рачительность и мужество, - вот отличительные черты узбека; его идеал – воин без страха, муж храбрый и верный своему слову, прямо высказывающий свои мысли, прямо действующий, прямо смотрящий, которому ремесленник и купец подчинены самой судьбой. Неповоротливость тела отождествляется им с умственной неподвижностью. В умственной области он никогда не выделялся, так что места высших чиновников в Хиве заняты в большинстве сартами или бывшими персидскими рабами. Зато семейная жизнь узбека может быть взята за образец. С женщинами обращаются хорошо, а дети даже в преклонном возрасте оказывают родителям глубокое уважение и почтение. Удивительно то, что между ними сохранились остатки огнепоклонства: не только празднуется строго весенний праздник (Науруз), но и оказывается поклонение и солнцу, вечерним лучам которого приписывается целительная сила.

Кара-калпаки суть ветвь древних тюрков, по Волге добредших до настоящего своего местожительства. Большая часть (всех их насчитывается 90,000 душ) живет далеко в дельте Аму-Дарьи. Подвергаясь на своем обширном кочевье самым разнообразным влияниям, они отличаются в своей внешности от окружающих их тюркских племен. Существенными чертами служат более высокая фигура, сильное сложение и густая растительность на голове и лице, - таковы их отличительные черты. Земледелие, скотоводство и рыболовство дают им необходимое пропитание. Кибитки их велики, но безвкусны и грязны; им приходится бороться с бедностью и превратностями судьбы. Эти превратности, с которыми им приходится бороться с самого удаления с нижней Волги, оставили на них ясный отпечаток покорности и мирных наклонностей.

Наряду с киргизами, наиболее верными первобытному образу жизни кочевников, остались туркмены, которые, сколько запомнит история, всегда кочевали в степях на северо-востоке и востоке Каспийского моря. Теперь их около миллиона; раньше, однако, их было гораздо больше. Чисто тюркского типа не осталось в них; напротив, чем далее к югу, тем более замечаются следы иранской примеси. И одежда их представляет нечто среднее между средне-азиатами и персами. Как кочевник, туркмен не богат: его скот не может быть сравнен с киргизским. Поэтому многие ищут пропитания в обработке земли, и разбойничье ремесло очень усердно поддерживается ими. Столетия преследования обратили их в разбойников, которые ни перед чем не останавливаются в своих диких страстях. Из хороших черт в них только и можно отметить, что гостеприимство и верность данному слову.

Башкиры с незапамятных времен занимают восточную часть Европейской России. Прежде они были кочевниками, но вынуждены были отказаться от исконного обычая и принять оседлость. Тем не менее, они не отвыкли от ленивого, легкомысленного образа жизни прежних кочевых времен. Всего охотнее занимаются башкиры извозом, пчеловодством, охотой и рыболовством; в земледелии они далеко отстают от чувашей. Пауперизм развивается между ними гигантскими шагами; когда башкир за бесценок продает свою землю, ему ничего более не остается, как поступить в батраки. И жилища их, разумеется, представляют собою картину бедности и запущенности. Рано приняли они ислам, но не особенно строго выполняют его предписания. Они отличаются большим стремлением к грамотности, так что число умеющих читать и писать очень велико. Так как, однако, из их школ исключено всякое светское знание, то развитие и цивилизация мало выигрывают от их грамотности. Чем ниже падает материальное благосостояние, тем менее можно ждать продолжительного существования для этого племени.

A. Z.