Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Вокруг света. Небесные горы.

Description

ВОКРУГ СВЕТА. 1886. № 32, с. 507-509.

Categories

Алтай Аральское море Балхаш (оз.) Большая Алматы (р.) Борьба Военное дело Географические названия Гималаи Гумбольд Джунгария Династия Цин Европа Завоевание Заилийский Алатау (гор.) Или (р.) Империя, китайская Иртыш Иссык-Куль (оз.) История Казак Казбек Кайсак Кескелен (р.) Киргиз Киргиз-Кайсак Китаец Китай Коканец Кочевник Кульджа Культура Кунгес Лоб-Нор Малая Алматы (р.) Манчжурская династия Минская династия Миссионер Монблан Монте-Роза Нарын (р.) Наука Орда, большая Памир Переселенческие дела Песня Политика Политические и общественные организации Религия Ремесло и промышленность Ренат Ритер Россия Сибирь Срединная империя Средняя Азия Сыр-Дарья Табун Талас Текеса (р.) Турфан Тянь-Шань Урумчи Хами (г.) Хонгор-Олон Хоргос Швеция Экспедиция Эльбурс Элютов Этнические и племенные группы

Editor

OJ, MB

Labels

Географическое описание
История
Ремесло и промышленность
Самооценка

Text

Еще четверть века тому назад одна из самых величественных горных гряд Старого света, известная у китайцев под именем Тянь-Шань или Небесных гор, не была знакома ни одному ученому Европы. Только Гумбольд и Ритер давали кое-какие скудные сведения об этих горах.

Между тем в последнее время этот хребет, разделяющий два самых многочисленных народа в свете, приобретает значение огромной важности. Несомненно, что в истории будущего на этой почве произойдет немало столкновений, и тогда силой обстоятельств Россия познакомится поближе с географией этих мест. Удовольствуемся же покамест тем, что знаем.

Название Тянь-Шаня собственно принадлежит исполинскому хребту, начиная от окрестностей знаменитого среднеазиатского города Хами до меридиана верховьев реки Нарына, находящихся к югу от восточной части озера Иссык-Куля, т.е. на протяжении 1,500 верст. Небесный хребет, входящий у верховьев реки Текеса в русские владения, имеет до 12,000 фут, хотя есть вершины, достигающие 25,000 ф. Вся эта горная гряда своим величием далеко превосходит Монблан, Монте-Розу и даже Казбек и Эльбрус.

Масса ледников расползается во все стороны и дает начало трем большим речным системам Средней Азии: Сыр-Дарьи, текущей в Аральское море, Или, впадающей в озеро Балхаш, бухарскому Тариму, умирающему в болотах Лоб-Ноора.

Между южною цепью Заилийского Алтая и главным Тянь-Шанским хребтом в широкой продольной долине расположена глубокая котловина, в которой на высоте 5,600 фут расстилается темно-синяя поверхность Иссык-Куля, одного из величественнейших альпийских озер земного шара. Если бы соединить это озеро трубами со всеми городами мира, то человечество имело бы навеки прекраснейший водопровод, с доставкой воды на какую угодно высоту. В середине хребта есть отрог, соединяющийся с Гималайскими горами; в соединении образуется вершина – Памир, или Крыша мира, по понятию индусов.

Величественный хребет имеет четверо ворот для пропуска орд кочевников. Эти ворота были свидетелями нескольких переселений народов.

Первое произошло в начале второго века до Р. Х. Усилившееся в то время китайское государство положило предел дерзким вторжениям кочевников, сгруппированных около ворот, искони служивших входом со степей Средней Азии в плодородные нагорья Китая. Гунны, наиболее сильные в этом сброде, вытеснили два народа: темноволосых юхчи и голубоглазых усуней, принадлежавших к индо-германскому племени. Усуни первые бежали на запад и заняли илийскую долину.

Юхчи тоже последовали за ними и, найдя долину занятой, последовали далее к юго-западу и основали обширное царство Индо-Скифов.

Между тем близ желтой реки китайская династия Цин энергическипродолжала упорную борьбу с могущественными гуннами и, желая себя обезопасить, вступила в союз с усунями.

Сношения эти впервые познакомили китайцев с Тянь-Шанем.

Для упрочения союза, в 107 г. до Р. Х., одна из китайских принцесс цинской династии была выдана замуж за усунского государя, носившего титул куенми (то же, что старо-немецкое Künig).

Жалобно раздавалась в долинах Тянь-Шаня песня китайской принцессы, тосковавшей по отдаленной родине. Вот как передается эта песня, переданная китайским летописцем:

Родные отдали меня в замужество

В далекую, холодную страну;

Дворцом мне служит бедная юрта,

А вечной пищей и питьем

Сырое мясо и козье молоко.

О, если б я могла летать, Как высоко взвилась бы я

И понеслась к родным, зеленым берегам.

Как ни старался разогнать тоску своей жены молодой куенми, она зачахла и умерла. Не посчастливилось впоследствии и самому городу Красной долины, где она обитала. Киргизы говорят, что воды Иссык-Куля поглотили его и до сих пор, от времени до времени, выбрасывают оружие, утварь и другие предметы древних усуней.

Только в I веке по Р. Х. Китайцам удалось оттеснить страшных гуннов от великого изгиба желтой реки.

Но увы, этих варваров сменили другие. В начале II в. по Р. Х. На эту часть Средней Азии хлынули полчища воинственных сянь-бийцев, народа вероятно манчжурского происхождения, обитавшего близ Кореи. По свидетельству китайской истории, гунны и усуни бежали пред пришлецами.

Но владычество сянь-бийцев почему-то продолжалось недолго. Многочисленные орды тюркских народов соединились в одно и оттеснили пришлецов.

Образовалось огромное кочевое государство, которое китайцы назвали Тукюэ или Хой-Фэ, существовавшее несколько веков подряд. Это государство опиралось всею своею длиной на Тянь-Шань, что придавало ему несокрушимую стойкость.

Властвовавшая в Китае туземная Минская династия едва могла защитить пределы Срединной империи от кочевников и очень мало имела влияния на события, совершавшиеся около Тянь-Шаня. Но обстоятельства очень сильно изменились с тех пор, как на китайский престол в 1644 году взошла свежая силами Манчжурская династия. В конце (ХVII века, когда манчжурским императорам удалось окончательно подчинить себе все части Срединной империи, они обратили внимание и на средне-азиатское нагорье, где вступили в войну с Галданом, ханом Элютов, имевшим свою столицу в Хоргосе на реке Или, близ нынешней Кульджи, т.е. у подножия Тянь-Шанских предгорий. Борьба эта окончилась в 1696 году гибелью Галдана и совершенным сокрушением Элютского (Калмыцкого) царства, на развалинах которого возникло другое калмыцкое же Джунгарское царство, просуществовавшее с самых первых годов ХVIII века до 1757 года. Это джунгарское государство занимало все северное подгорье Тянь-Шаня в тесном смысле; на северо-западе оно простиралось до озера Балхаша, на севере – до Алтая. С одной стороны оно сильно интересовало китайцев, которые вели с джунгарами беспрестанные войны, кончившиеся окончательным завоеванием Джунгарии во второй половине ХVIII века; с другой – Россия находилась с Джунгарией то в мирных, то во враждебных отношениях.

В одном из столкновений, происшедших между джунгарами и русской экспедицией бухгольца на Иртыше, был захвачен в плен джунгарами конвой русского каравана и, между прочими пленными, шведский сержант Иоганн Густав Ренат, попавшийся в русский плен в Полтавской битве и сосланный на житье в Сибирь. Этому Ренату обязаны мы недавно найденною в Швеции и напечатанною в 1881 году Русским Географическим Обществом единственною современною картой прежней Джунгарии, на которой часть Тянь-Шаня от истоков Таласа до истоков Кунгеса (правого верховья реки Или) изображена с замечательною верностью.

Ренат, пробыв в Джунгарии 17 лет (с 1716 до 1733 года), научил джунгар плавить железные руды, делать пушки и ядра, завел типографию с подвижными шрифтами, словом, был так полезен джунгарам, что они, отпуская его с почетом в отечество в 1733 году, одарили его очень щедро. К сожалению, Ренат, умерший в Швеции в чине поручика, не оставил никакого описания своих путешествий, никакого маршрута, кроме интересной карты, начертанной им, очевидно, еще в Джунгарии. Причина этого кроется в том, что Ренат был не особенно грамотен и, доживая свой век на родине, был слишком занят своими служебными обязанностями.

Из карты Рената, однако ж, видно, что Тянь-Шанское подгорье было лично осмотрено им. Не говоря уже об Илийской долине, как более постоянном его местожительстве, он, очевидно, объезжал весь Заилийский Алатау, Иссык-Кульскую котловину, был даже и в Тянь-Шане, по крайней мере в двух пунктах, а именно на Альма-Арассанских теплых водах (на северном склоне Небесного хребта) и на перевале, ведущем с Текесского Джиргалана, через главный хребет, на Юлдуз. Особенно отчетливо на карте Рената изображены бассейны р. Или и озера Иссык-Куля. На северном берегу озера обозначено имя Усуней, а так как и ныне три племени Большой орды носят собирательное имя Усунь, то несомненно, что остатки Усуней, некогда властвовавших на Иссык-Куле, вошли в разноплеменный союз казаков и кайсаков, которому Русские дали название киргиз-кайсацкого народа.

Ренат, очевидно, не только не начальствовал джунгарскими войсками, но и не принимал никакого участия в войнах джунгар с китайцами. Наиболее важные события этой войны, а именно: истребление джунгарскими засадами китайских войск в ущельях Тянь-Шаня, между Турфаном и Урумчи, происходили в 1713 г., до прибытия Рената в Джунгарию. Да и по его карте очевидно, что на восточной окраине Джунгарии он никогда не был и составлял эту часть карты по весьма неточным расспросам. По характеру же местностей, особенно тщательно и верно нанесенных на карту, очевидно, что Ренат заведывал рудными и заводскими, а может быть и строительными делами в Джунгарии, что на него возлагались некоторые административные поручения и что разъезды его были весьма многочисленны.

Время пребывания Рената в Джунгарии (1716 – 1733) было, впрочем, самым мирным в кратковременной истории этого государства, так как оно приблизительно совпало с миролюбивым царствованием Юн-Джен (1722-1738) на китайском престоле. Только после отъезда Рената, уже в царствование Кян-Луня, возгорелась борьба на жизнь и смерть небольшой Джунгарии с колоссальною Китайскою Империей. Борьба эта охватила весь северный склон Тянь-Шаня и кончилась не только совершенным падением джунгарского государства в 1757 году, но и поголовным истреблением до миллиона джунгарских колмыков в Илийской долине и в самых диких ущельях Небесного хребта, где они искали себе спасения. Только 200 тысячам семейств из неджунгарских элютов удалось бежать в русские пределы.

С этой поры (второй половины XVIII века) китайская власть утвердилась на обоих склонах Тянь-Шаня и съемки миссионеров-иезуитов и китайских учеников их проникли и в эти местности, о чем свидетельствует единственный, впрочем, китайский астрономический пункт в Иссык-Кульской котловине Хонгор-Олон (Конур-Улен), определенный китайцами на юго-западной стороне Иссык-Куля, с достаточною верностью под 42 ˚ 17´ северной широты. Когда часть Тянь-Шаня и Заилийский край перешли в русское владение областным городом был сделан форт Верный, расположенный у самой подошвы Заилийского Алатау, в том месте, где река Малая Алматы выходит из горной теснины.

Осенью 1856 года этот город, в котором ныне считается уже около 17 тысяч жителей, был еще в зародыше. В 1851 году первый русский отряд, переправляясь через реку Или, прошел в Заилийское подгорье, разрушив здесь небольшое коканское укрепление Тоучубека, находившееся при слиянии рек Большой Алматы и Кескелена. Но, следуя далее вверх по Кескелену в лабиринте глубоких ложбин, по дну которых текут река и ее притоки, русский отряд был окружен такими многочисленными скопищами коканцев и кара-киргизов, что едва мог уйти невредимо назад за Или. Только осенью 1854 года был послан отряд для основания в Заилийском крае русского укрепления, которое и было сооружено при выходе из гор речки Малой Алматы, под именем укрепления Верного. В то время ближайшие окрестности Верного были еще так опасны, что через несколько дней после прихода отряда большой табун казачьих лошадей, кочевавший на ближайших в Верному пастбищах, был угнан коканскими киргизами, головы же карауливших табун казаков были найдены воткнутыми на казачьих пиках на том месте, где пасся табун. В следующем 1855 году до 9000 коканцев подступали к Верному для того, чтобы разрушить укрепление, но, встретив сильный отпор, отступили. Летом 1856 года пришли в Заилийский край первые русские переселенцы из крестьян, водворившиеся здесь под охраною юного укрепления, и в этом же году было открыто с Заилийским краем почтовое сообщение, которым я и воспользовался для прибытия в Верный.

Теперь этот край с богатыми пастбищами, минеральными богатствами и лесом находится в руках России и наслаждается миром. Пройдет десяток лет и он будет соединен с Европой, подобно другим нашим владениям, железною дорогой, и тогда наступит пора ее благоденствия.