Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Прошение Мирзы Касымбека Мирза Ахмед Кугибегиева (усл.)

Description

РГИА

Ф. 1386 Ревизия сенатора Палена К.К. Туркестанского края в 1908-1910 г.

Оп.1. Дело 262

Л. 88 – 90.

Categories

Администрация Ак-тепе Аксакал Арык Беккулбек Бухара Вахуб Нама Военное дело Волость, чиназская Восточные слова Вревский Генерал-губернатор Географические названия Город и архитектура Государства, среднеазиатские Градиков Земледелие и ирригация Казна Кауфман Кашгар Китаец Коканд Край, туркестанский Куропаткин Кушбеги Махала Медрессе Мирза Касымбек Мирза Ахмед Кугибегиев Мусульманское образование Налоги Насрулла-хан Пален Пенсия Политика Право и судопроизводство Профессиональные группы Русский Сарт Сарыягач Сенатор Талисман Ташкент Туркестан Федотов Хан, кокандский Ходжа Малик Худояр-хан Этнические и племенные группы Якуб-бек

Editor

OJ, MB

Text

Его Сиятельству Сенатору

Ревизующему по Высочайшему повелению

Туркестанский край Графу Палену

Сарта живущего в старом городе Ташкент в Шейхантаурской части, махалля Мерганчи Мирза Касымбека Мирза Ахмед Кугибегиева

Прошение

Мой отец во время ханского владычества до взятия Русскими края был приближенный Кокандского хана Худейар хана, который и дал моему отцу семейственное туземное образование. Когда отец вошел в более зрелые лета, то Худейархан назначил его в Туркестан. Куш-бигием, что значит в русском переводе Начальник Края. Кроме того, во время ханства Бухарского отец мой был увезен в Бухару к Амир Насруллахану, где он занимал весьма почетную должность. Немногое время, так как Худаярхан его снова вытребовал и назначил вторично начальником Туркестанского края, причем выдал ему документ на пользование землями и отдал ему в полную его собственность: Иски Ташкент, ныне находящийся в Чиназской волости, а также местность Сариягач, и он там в Иски Ташкенте мой отец провел на свои средства арык для орошения земли. Земли же он раздал жителям, смотря кому сколько понадобилось. И получил со всех земледельцев часть с посевов. В самом Ташкенте в Сибзарской части в местности Махваши отец мой выстроил большую мадрасу для учащихся. У него был Священный талисман, доставшийся ему от важнейших лиц того времени. Этот талисман называется Муи Мубарак, который хранится в небольшом ящике, обвернутый в золотые трубки, которые и в настоящее время находятся на самом верху Мадрасе, в особом для этого отделении. Эту же мадрасу отец мой пожертвовал для пользования учащимся, и сам представил им дневное пропитание. То что он сделал то все объяснено в документе так называемый Вахуб Нама. Вскоре после этого отец по вызову бадавлят Якуббека он выехал в Кажгар. И находился советником при Якуббеке 13 с лишним лет. По отъезде в Кажгар отданные ему земли Ханом в Иски Ташкенте, Сарыягаче и Актепе остались в Ташкенте без всякого присмотра. В бытность моего отца в Кажгаре в Кажгар приезжал Г. Куропаткин и при всех с ним разговаривал с Якуббеком. Мой отец был посредником. В то время я находился при отце. После смерти Якуббека вступил на ханство его старший сын Беккулбек. В скором времени Бекулбек со своим войском, а также мой отец приехали в Коканд, по прибытии Беккулбека в Коканд Кажгар взяли китайцы. В виду этого Беккулбек возвратиться в Кажгар не мог. Мой же отец со всем своим семейством переехал в Ташкент. В тоже время Генерал-Губернатором был фон Кауфман. Но земли отданные моему отцу ханом были захвачены в отсутствие моего отца разными лицами. Для того чтобы земли принадлежащие отцу на обратно, он обратился с прошением к губернатору Кауфману, просьбу его удовлетворили и землю ему возвратили с которых он и пользовался доходами с посевов. Но когда прибыл Г. Военный Губернатор Градиков то вызвал моего отца и потребовал от него все документы, совершенные на отданные ему ханом земли. Когда были отобраны документы, то в то время Генерал-Губернаторм был Барон Вревский. Все доходы получаемые моим отцом и земли перешли в казну. Отец по поводу этого подал прошение Г-ну Вревскому, и взамен земель моему отцу назначена была пенсия и выдано единовременно небольшое денежное пособие. Но отец пенсии не дождался и во время ожидания умер. После смерти его нас осталось семь сыновей, из которых самый старший я. Некоторые из моих братьев занялись земледелием, а некоторые пошли в услужение к русским. Я же поступил на казенную службу и прослужил в должности арык-аксакала 6 с лишним лет. Но без всякой причины был уволен от службы. Если можно считать причиной моего увольнения, то причина эта, что я не знаю чертежей плана. Но это меня не касалось, так как на этом состояли другие лица. На несправедливое увольнение меня я подал прошение, и по предписанию Генерала Федотова меня записали 2-м кандидатом на должность 2-го арык-аксакала. Это было в 1905 году и до настоящего времени я жду вакансии. В 1906 году 1-го марта я подал второе прошение и тоже не получил никакого результата. И вот третий год состою в должности кандидата. За 6-ти летнюю мою службу я не получил никакой награды, несмотря на мою безупречную службу. Служа на службе, я не возбуждал вопроса относительно пенсии, следуемой моему отцу, но братья мои подавали прошение в 1898 году от 4 ноября, каковое при надписи от того же числа за N 8323 препровождено на рассмотрение в надлежащее учреждение. Состоя сыном важного лица и ожидая вакансию более 3-х лет, я совершенно обеднел. Для того чтобы вносить налоги за дом, оставшийся после отца, я вошел в долги и в настоящее время придется продать дом и участок земли в 200 саж. Причем присовокупляю, что в гор. Ташкенте Кукчинской части в мах. Ходжа Малик у нас имелся Сарай, который от нас отняли и отдали в туземную богадельню, которая и пользуется всеми доходами. В виду всего изложенного имею честь обратиться с покорнейшей просьбой. Именно: сделать надлежащие распоряжения о производстве дознания, где именно находятся все документы на отданные земли моему отцу. И может ли выдаваться нам, т.е. мне пенсия, следуемая моему отцу, так как его все земли и доход с них перешло в казну. Я же со своим семейством, заключающимся из 4-х детей и матери и сам шестой, нахожусь в самом критическом положении, что меня и заставило обратиться с покорнейшей просьбой к Вашему Сиятльству, дабы мне с семейством не остаться совершенно нищим.

ميزا قاسم بيک ميرزا احمد قوشبکی اوغلی

Августа 8 дня 1908 года.