Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде (III)

Description

Вокруг света. 1896. № 29, с. 455-459.

Рис.1 Выставка в Нижнем-Новгороде. – Главный фасад здания отдела Средней Азии и Кавказа. C. 457:http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i427.html

Рис.2 Всероссийская выставка в Нижнем Новгороде. – Общий вид выставки. С. 459:

Categories

Администрация Аму-Дарья Аптека Бухара Восточные слова Выставка Генерал-губернатор, туркестанский Географические названия Город и архитектура Гур-Эмир Жилище и утварь Земледелие и ирригация Инструмент История Кавказ Караван-сарай Картина Кишлак Ковер Коканд Костюм Край, туркестанский Культура Люди (Этнографическое описание) Мавзолей Мануфактура Медицина Медрессе Нижний Новгород Область, закаспийская Область, ферганская Одежда Перс Персия Плантация, хлопковая Политика Проказа Религия Ремесло и промышленность Россия Русский Рыболовоство Самарканд Сарт Сафьян Семит Сох-Сай (р.) Средняя Азия Товарищество Торговля Туземец Фотографический аппарат Фотография Хива Хлопководство Хлопок Чингиз-хан Шахрисябз Шелководство Эмир, бухарский Этнические и племенные группы Юфть

Editor

OJ, MB

Labels

Жилище и утварь
Одежда
Ремесло и промышленность
Торговля
Ремесло и промышленность
Город и архитектура
Флора
Медицина
Город и архитектура
Торговля

Text

Ближайшее к главному входу выставки здание справа – средне-азиатский отдел – едва не более всего привлекает к себе публики, как по выгодному месту своего расположения, так и по картинности и живописности своего внешнего вида и внутреннего убранства.

Павильон построен в строго-мавританском стиле с башнями и куполами, из которых средний, имеющий 18 сажен высоты, разделяет здание на две равные части. Пестрая окраска павильона, также стильная, придает ему своеобразную нарядность. Здание построено из дерева с гипсовыми украшениями.

Внутреннее помещение средне-азиатского отдела занято экспозитами Туркестанского генерал-губернатора, Хивы, Бухары, Закаспийской области и Степного генерал-губернаторства. По принятому обыкновению, эти областные выставки дают не только возможность знакомиться с произведениями местной промышленности, но представляют также более или менее детальные картины быта, экономических и природных условий. В таких отделах обыкновенно бывает немного экспонентов, и большая часть экспозитов собирается на месте и доставляется распоряжением властей. Сообразно этому большинство выставленных предметов составляет этнографические и иные коллекции, а не произведения местной производительности, выставляемые частными предпринимателями в видах соискательства наград и отличий. Интерес подобных выставок, конечно, нисколько не уменьшается; а так как представляемые ими малокультурные страны отличаются большим своеобразием и картинностью неиспорченной цивилизацией бытовой внешности, то, конечно, эти выставки окраин привлекают к себе особенное внимание публики. Масса ковров всяких видов и оттенков, начиная с старинных текинских и кончая современными плохими персидскими, делает сравнительно легким декоративное убранство залы. Манекены в красивых и богатых национальных костюмах, множество всякой утвари, моделей жилищ, одежд, своеобразных орудий примитивной промышленности, фотографические снимки местностей, поселений, типов жителей и т. п. экспозиты сравнительно немногочисленных производителей из туземцев и русских, - все это, со вкусом размещенное и расставленное, живо создает жизнь края со всеми ее типичными особенностями…

С точки зрения промышленной наибольший интерес представляет весьма недавно развившееся до значительных размеров в крае хлопководство. В настоящее время Средняя Азия посылает в Россию уже до трех с половиной миллионов пудов хлопка, из которых 1.200,000 пудов приходится лишь на одну Ферганскую область. Вообще наши среднеазиатские владения доставляют уже почти четвертую часть всего потребного для России хлопка. Конечно, это уже блестящий результат, в особенности в виду тех сравнительно ничтожных затрат и усилий правительства и частных лиц, которые приложены к этому делу. Поэтому существует мнение, что если бы мы заняли под культуру хлопка все пригодные для этого земли в азиатских областях России и на Кавказе, то мы могли бы производить хлопка гораздо больше, чем мы потребляем, что не избавило бы нас, впрочем, от необходимости получения хлопка египетского или американского, так как наш среднеазиатский хлопок уступает в качестве заграничным сортам.

Прямо против главного входа помещается нарядная витрина Высочайше утвержденного товарищества для торговли в Средней Азии и Персии, купившего в текущем году в Фергане 30,000 пудов лучшего хлопка. Тут же рядом помещаются экспозиты товарищества бывшей Ярославской мануфактуры, на фабрике которой впервые начали работать на среднеазиатском хлопке. Это было всего около 15 лет тому назад, - так быстро развилось это дело. Товарищество имеет в крае свои хлопковые плантации (около 400 дес.), где культивируются преимущественно американские сорта. Впрочем, главное внимание товарищества обращается не на расширение собственных плантаций, а на распространение среди населения лучших семян хлопка американского, египетского и вообще на содействие расширению культуры хлопчатника в крае. Такое направление деятельности русских фирм сложилось потому, что культура хлопчатника должна быть причислена к разряду мелких, так называемых садовых, культур, требующих мало земли и очень много труда и хлопот. К тому же хлопчатник требует преимущественно женского и детского труда. Все это делает то, что в Средней Азии нет и, вероятно, никогда не будет крупных плантаций, производят же хлопок мелкие землевладельцы – сарты со своими семьями; русские же промышленники выдают бесплатно семена, а затем содержат джины и прессы для очистки и упаковки хлопка. На выставке имеются модели джинов и прессов, а на одной модели джина даже демонстрируется ручным способом очистка хлопка. Какую крупную роль играет в экономии края культура хлопчатника видно, между прочим, из того, что в Ферганской области чистого хлопка производится до 1½ пуда на каждого жителя.

Общество «Кавказ и Меркурий» экспонирует прессование хлопка, доставленного в Россию главным образом на судах этого транспортного общества. Затем следуют витрины Слуцкого и Миндера, экспонирующие разные сорта хлопка отчасти покупного, отчасти собственных плантаций, укупорочные материалы и т.п. В последнее время в крае большой успех имеют семена мексиканского хлопка, выход из которых достигает 13 ½ фунтов хлопка из пуда. Видное место в вывозе из Туркестанского края занимают шкурки каракуля, имеющие такой большой спрос и в России, и за границей, и во Франции обыкновенно называемые «astrakhan». Это шкурки особой породы овец каракульских степей, снимаемые с ягнят от 2 недель до 2 месяцев и вывозимые из края в количестве 800,000 штук в год. В последнее время цена им на месте в среднем по четыре рубля за штуку. Вообще же цены на этот товар, так же как и на всякий меховой товар, зависят от капризов моды и подвержены чрезвычайно большим колебаниям.

Обыкновенно овчины вывозятся из Туркестанского края в количестве 100,000 пудов в год, а обработанной кожи, представляющей собой нечто среднее между юфтью и сафьяном и называемой по-туземному «меша», вывозится до 70,000 пудов в год.

Чрезвычайно интересны образцы местной глиняной посуды – производство безвестных местных кустарей. Как по своей форме, так равно и по рисунку и цветам она вполне сходна с посудой древних семитов и персов, - замечательный пример устойчивости и неподвижности культуры.

Средина отдела Туркестанского края занята красивою декоративною аркой, представляющею модель портала мавзолея Гур-Эмира в Самарканде, могилы великого завоевателя Тамерлана.

Немаловажною отраслью местной производительности следует признать также и шелководство. Уже в настоящее время из края вывозится шелка-сырца и крашеного на сумму примерно 100,000 руб. в год. На эту отрасль промышленности всего около 10 лет тому назад, когда исстари существующее в крае шелководство стало сильно падать благодаря болезни грены, правительство обратило особое внимание и старалось привить у шелководов коконы японские, багдадские и итальянские, чем и способствовало возрождению этой отрасли промышленности. Интересно, что на ряду с правительством и в том же направлении, хотя и в коммерческих целях, та же задача преследуется частною фирмой итальянца Алоизи в Коканде, с большим успехом распространяющею в крае так называемую микроскопическую грену. Фирма устроила свою гренажную станцию, на которой ученики-сарты обучаются специальному микроскопированию.

Особого внимания заслуживают экспозиты работ по казенному лесоразведению в горах Самаркандской области. Эти сравнительно дикие страны оказались уже обезлесенными, а вследствие этого и обезвоженными – и это в крае, где вода составляет все, где самая худшая почва, будучи политою, дает поразительные жатвы, и, наоборот, самый тучный чернозем без воды остается бесплодным. На обезлесенных горах таяние снегов происходит слишком быстро, и уже раннею весной местные ручьи и речки оказываются лишенными питательных горных потоков. Как мера против этого, в настоящее время казной разведено 600 десятин лесу в горах Шахризяба, из которого экспонируются прекрасные образцы деревьев и кустарников. По тому же отделу облесения и обводнения чрезвычайно интересна карта речки Сох-Сай, Ферганской области, показывающая, как эта река, спадая с гор, на коротком расстоянии без всякого остатка расходится по бесчисленным орошающим сады, поля и огороды арыкам, так что от нее не остается и ничтожнейшего ручейка. Карта эта составлена заведующим орошением в области инженером Саковичем.

Целый ряд фотографических снимков с отдельных лиц, групп, местностей и поселений дает обозревателю некоторое весьма печальное представление о распространении в крае ужасной болезни – проказы, древней библейской лепры. В Средней Азии почти нет города, как бы ничтожен он ни был, близ которого не было бы особого поселения прокаженных. В числе экспозитов есть, между прочим, фотографический вид так называемого кишлака (поселения) Махао, близ Самарканда. Это целый город, и таких городов, больших и малых, в крае немало. Прокаженные живут в них на тех же социальных основах, как и здоровые туземцы, имеют свои мечети, своих особых мулл, своих ремесленников и торговцев – все из больных же, и даже заключают между собою браки. Я не мог достать точной цифры несчастных, но лицо, дававшее мне объяснение в отделе, считает, что их должно быть никак не менее 10,000 человек. Замечательно, что этой заразительной болезни подвержены только туземцы, и неизвестно ни одного случая заболевания ею коренных русских и вообще людей кавказской расы. Когда кто-нибудь из жителей заболевает ужасным недугом, не мешающим, между прочим, достигать весьма преклонного возраста, то к больному является местный старшина и предлагает ему выселиться в ближайший кишлак. Если больной богат, то путем взяток ему удается несколько удалить время выселения, но затем все же оно неизбежно, и, навсегда распрощавшись с родными и близкими, сопровождаемый причитаниями женщин, больной переселяется в кишлак для того, чтобы никогда уже не видеть остального света.

Хива и Бухара имеют свои особые выставки, как бы сливающиеся, впрочем, с выставкой Туркестанского края. В хивинской стороне залы экспонируется, между прочим, низкорастущее в дельте Аму-Дарьи волокнистое растение «кендырь», обработанные волокна которого выдерживают гораздо большее сопротивление воде и гниению, нежели пенька. Полагают, что это преимущество в пользу «кендыря» для плетения, например, сетей увеличилось бы еще более, если бы была усовершенствована его механическая обработка. Это замечательное растение фигурирует уже не на первой выставке, но до сих пор не находится предпринимателя, который бы стал его эксплуатировать в промышленных целях.

Рыболовство Аму-Дарьи экспонирует чучелы рыб и промысловые снасти. Река богата лучшими сортами рыбы, но за отсутствием путей сообщения и неумением ее консервировать рыбные богатства пока не имеют сбыта.

Вообще специалисты по разным областям знания найдут в этих отделах немало интересного: своеобразные земледельческие орудия, образцы почв, плодов и фруктов, поперечные разрезы древесных пород местных лесов, богатая и бедная утварь, коллекции туземных музыкальных инструментов, наконец, некоторые производства в ходу, как, например, тканье шелковых материй и т. д. Один угол занят живописными группами фауны Тургайской области.

Бухарская сторона дает нам некоторое представление о своеобразной местной культуре. Вот модель местной лавки-аптеки. Бухарское медицинское искусство вполне закончено, остается неподвижным уже не одно столетие и все заключается в одной книге, лежащей здесь же, посреди лавки-модели. По стенам лавки 100-150 ящичков с различными снадобьями, внизу разложено с десяток хирургических инструментов местного приготовления – и это все, что знает туземное медицинское искусство. Здесь же модели бухарского караван-сарая, школы-медрессе и богатого купеческого дома – все очень сходные между собой по архитектуре, с внутренними дворами и двумя этажами келий вокруг. Двадцать три книги в особой витрине заключают в себе все отрасли туземной науки. Очень много дорогих одежд, женских украшений, оружия, утвари и пр., принадлежащих лично бухарскому эмиру.

Хоть мы и имеем, в виду соседства, громадные преимущества для развития торговых сношений с Персией, тем не менее иностранцы, главным образом англичане, весьма успешно с нами там конкурируют. Для того чтобы показать нашим торговцам слабые стороны наших произведений, в павильоне Средней Азии выставлены образцы как наших, так и заграничных товаров, ввозимых в Персию. Для дилетантского глаза заметно лишь одно: за границей материи окрашиваются несравненно лучше, чем у нас. Цвета английских ситцев нежны, ярче и разнообразнее, чем наши.