Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Ко дню двадцатипятилетия Ташкента. 1865 – 1890.

Description

+Илл.: Домик генерала Черняева в Ташкенте. С фотогр. грав. М. Рашевский.

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i332.html

Нива, 1890, №25, с. 651,653

язык: русский

жанр: статья

Categories

Абул-Хаир Администрация Азрет Ак-мечеть Алатау (гор.) Амур (р.) Анадырь Аулиэ-Ата (г.) Балхаш Башкир Бухара Верхнеуральская Уйская линия Военное дело Война Восточные слова Враг Галдан-Церен Генерал Генерал-адъютант Генерал-губернатор Географические названия Город и архитектура Джизак Джулек Ермак Жилище и утварь Завоевание Звериноголовская крепость Земледелие и ирригация Илецкая линия Или (р.) Иргиз ( р.) Ирджар История Казак Калмык Каракалпак Каспийское море Катта-Курган Кенисар Касимов Киргиз Китаец Коканд Кокандец Кочевник Крепость Раим Мазанка Маньчжур Медрессе Нишпек Обручев Орда, большая Орда, малая Орда, средняя Орская крепость Охота Оценка Переселенцы Переселенческие дела Перовск Перовский Петербург Пехота Политика Политические и общественные организации Преображенский собор Рашевский Ремесло и промышленность Романовский Русский Русское образование Самарканд Самоеды Сибирь Сперанский Средняя Азия Степь, киргизская Сыр-Дарья Татарин, сибирский Ташкент Токмак Тунгуз Туркестан Укрепление, новоалександровское Ура-Тюбе Урал Фабрика Фергана Ходжент Черняев Чимкент Чу (р.) Эмир, бухарский Этнические и племенные группы

Editor

AM, MB

Labels

Оценка
Оценка

Text

Начало завоевания русскими северной Азии относится к XVI столетию. Завоевание, собственно Сибири, шло очень быстро. В течение первых семидесяти лет со времени перехода чрез Уральский хребет Ермака и его спутников (1579 г.), казаки достигли берегов Амура и Анадыри, причем приходилось вести упорные войны с населением тех местностей; некоторые же народности, напр. самоеды, часть сибирских татар и большинство тунгузских племен, были покорены без большого труда и кровопролития. На Амуре было встречено противодействие со стороны китайцев и манчжуров, которые в половине XVII столетия образовали одно государство и в 1689 году вынудили нас на целые 170 лет оставить берега великой реки. В среднеазиатских степях, напротив того, владычество наше водворилось по доброй воле самих киргизских вождей; но действительная покорность была достигнута долгими усилиями политики и оружия. Вследствие бесплодности страны, переселенцы не шли сюда массами и охрана завоеванного всецело ложилась на плечи правительства.

В 1732 году наша государственная граница в Средней Азии ушла далеко на юг, благодаря добровольному подданству киргиз Малой и Средней Орды. Положение киргиз в то время было самое тяжелое. Сильные враги теснили их со всех сторон. Город Туркестан, где владели киргизские ханы, взят был в 1723 году джунгарским владетелем Галдан-Цереном. Постоянно беспокоимые калмыками, башкирами и каракалпаками, киргизы, под предводительством Букан-бая, разбили калмыков и башкиров и, оттеснив их к Уралу, заняли северную часть Киргизской степи, пограничную с Россией. Здесь киргизы были безопасны от джунгаров, даже при очевидном своем бессилии. В это-то время киргизский хан Абул-Хаир, из своих личных выгод, обратился к России с просьбою о принятии в русское подданство киргиз Малой Орды. Киргизы с неудовольствием узнали о поступке своего хана; однако красноречие и ум мурзы Тевкелева, посланного из Петербурга, устроили дело, и в 1732 году киргизы Малой Орды со своим ханом Абул-Хаиром и Средней Орды с ханом Шемякою признали власть России.

Степные границы почти постоянно подвергались нападениям хищников, но так как это были собственные подданные, то против них иногда высылались отряды, но не с целью новых завоеваний, а с целью лишь наказания. Так было до 1820-х годов. С этого времени начинает обозначаться стремление к наступательным движениям, к завоеваниям в сибирской степи. Генерал-губернатор Сперанский сделал представление, по которому решено фиктивное подданство местных киргиз обратить в действительное и с этою целью в центрах проектированных округов устроить укрепления. В такие укрепления обыкновенно высылались с линии гарнизоны казаков и даже регулярной пехоты. Но так как, по отдаленности от линии, содержание их стоило дорого, то сибирские власти мало-помалу решили выселять в степи казаков, которые одновременно могут быть и воинами и земледельцами. Таким образом в степи образовалась новая передовая линия, ставшая целью хищничества номадов. Приходилось опять высылать отряды и снова закладывать укрепления. Здесь мы усматриваем начало системы, приведшей нас за Балхаш, к Или, к Алатау и, наконец, в Туркестан, - системы, выработанной администрациею.

Подобное движение вперед линиями было применяемо в первое время лишь в западно-сибирской степи. В Оренбургской же степи ничего подобного долгое время не было, за исключением небольшой Илецкой линии, выдвинутой в 1810 г., специально для защиты местных соляных копей. Но в 1835 году, при оренбургском военном губернаторе, генерал-адъютанте Перовском, была устроена так называемая Новая линия, т.е. ряд укреплений между крепостями Орскою и Звериноголовскою, которая отрезала у киргиз Малой Орды обширные и наилучшие места для кочевок; отрезанное пространство заселено казаками. Эта мера прикрыла Верхнеуральскую Уйскую линию от хищников, но вместе с тем совершенно разорила многих киргиз, а еще более выселенных в степь казаков. Мера эта развила сильные волнения в степи, так что для обеспечения вновь водворенных станиц генерал Перовский начал быстро строить непрерывный вал, в роде Китайской Стены, долженствовавший связать крепость Орскую с укреплениями Императорским, Наследника и проч. Кроме того, в 1834 году было основано на Каспийском море, при заливе Кайдак, укрепление Ново-Александровское, с целью, во-первых, быть ближе к отдаленным кочевьям степных хищников, а во-вторых, прикрыть от их разбоев рыбные ловли на море.

Но все эти пограничные военные меры мало достигали цели и скоро в степях образовалось правильное восстание под предводительством предприимчивого удальца Кенисары Касимова, продолжавшееся 1845 и 1846 годы, когда, наконец, Кенисара был убит дикокаменными киргизами; в то же время генерал Обручев основал в степи укрепления на реке Иргизе и Тургае (Оренбургское и Уральское). В 1847 году, по воле императора Николая, явилось укрепление на реке Сыр-Дарье (укр. Раим, впоследствии названное Аральским), а еще пред этим, в сибирской степи, основан Копал, за которым начинались кочевья Большой Орды. Орда эта в 1846 году приняла русское подданство, а до того времени была независимою или номинально подвластною то китайцам, то кокандцам. Таким образом, в 1847 году наша государственная граница, по крайней мере теоретически, перешла за реку Или к хребту Алатау, к рекам Чу и Сыр-Дарье. Надо заметить, что вся средняя часть этой границы по правой стороне р. Чу и р. Сырь-Дарьи представляет бесплодную степь, где нет возможности ни селить станиц, ни возводить укреплений, нельзя даже держать никаких, хотя бы легких, подвижных военных отрядов. Чтобы образовать здесь линию, необходимо было перейти реку Чу и стать по крайней мере у подошвы Киргизнын-Алатау, Боролдая и Каратау, заняв в то же время реку Сыр-Дарью до Ак-Мечети или Джулека. Мало-помалу это было сделано, сперва занятием реки Сыр-Дарьи до Ак-Мечети в 1853 году и водворением русских поселений за р. Или (1855 г.), а потом взятием Токмака, Нишпека (1860 г.), Аулиэ-ата, Джулека, Азрета, Чимкента (1862 – 1864 г.). Разгоревшаяся по поводу этих приобретений война с кокандцами привела нас к завоеванию Ташкента, который и был взят штурмом 11 июня 1865 года, под начальством генерала Черняева. Когда Коканд сделался после этого не опасным для России, то главным нашим врагом в Средней Азии явилась Бухара, и Бухарский эмир неоднократно предъявлял дерзкие требования сначала генералу Черняеву, а потом генералу Романовскому, чтобы русские отошли от Ташкента. Окрестное население волновалось и готово было поддерживать Бухарского эмира. С минуты на минуту можно было ожидать общего народного восстания; поэтому необходимо было действовать смелым и решительным образом. Битва при Ирджаре, 8 мая 1866 г., упрочила наши завоевания в средней Азии и открыла путь к новым победам. Вслед за Ирджарским разгромом был взят 24 мая Ходжент, сильная бухарская крепость на Сыр-Дарье. В том же году взяты штурмом бухарская крепость Ура-Тюбе (2 октября) и Джизак (18 октября), а в 1867 г. русские отряды стали в 78 верстах от Самарканда, в небольшой крепостце Яны-Курган. В 1868 г., после битвы 1 мая, взяты: знаменитый Самарканд, бывшая столица Тамерлана, и сильная бухарская крепость Катты-Курган. Это нанесло Бухаре решительный удар.

Оставалось занять Фергану, что и было сделано в начале 70-х годов.

Вот приблизительно тот путь, которым мы проникли в Среднюю Азию, в Туркестан. Мы пришли сюда совершенно неожиданно как для самих себя, так и для туземцев, конечно. Мы двигались вперед потому, что обстоятельства заставляли нас идти вперед. Понятно, что мы явились совершенно не подготовленными. Если имелись кое-какие сведения об этой стране, то они и по сие время, большею частью, лежат в архивах. Пришлось изучать край на месте.

В промежуток 1865 – 1890 гг. в этом направлении мы сделали не мало. Положим, что еще много есть над чем поработать, еще до сих пор край называют “непочатым”; но теперь мы можем производить свои исследования с большим успехом.

Взглянем только на Ташкент, чем он стал теперь. Прошло двадцать пять лет со дня завоевания Ташкента – и город стал неузнаваем... Вместо прежних мазанок, мы имеем каменные двухэтажные здания (6 корпусов гимназий, магазины и даже некоторые казармы); вместо азиатских деревьев, украшавших сады и улицы города, мы видим много европейских; улицы сделаны широкие и главные из них вымощены, а остальные прекрасно шоссированы; давно уже нет той баснословной грязи, которая делала путешествия по улицам невозможными. Каждый год дает нам одно или несколько улучшений. Мы имеем прекрасный гостиный двор; роскошный Константиновский сквер составляет поистине одно из лучших украшений города. Весь город тонет в зелени... посредине высоко поднимающийся крест Преображенского собора свидетельствует о том, что это большой русский город.

По сведениям, собранным к 1 марта 1890 г., общая площадь городской территории – 176 кв. верст, число населения города 12,880 человек в русской части города, без войск, и 120,585 человек туземного населения в азиатской части Ташкента; в русских учебных заведениях число учащихся 1,018 человек обоего пола, а в азиатских школах и медрессе 8,305 человек; число фабрик и заводов в Ташкенте 666; вырабатываемых на них изделий производится на сумму 2.289,915 руб.