Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Самаркандо-Ташкентский почтовый тракт. Место переправы через реку Зеравшан.

Description

+илл.: Ориг. рис. (собств. “Нивы”) П.Я. Пясецкого, грав. К. Пястушкевич.

http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/i447.html

Нива, 1894, №6, с. 124,136

язык: русский

жанр: описание рисунка

Categories

Арба Военное дело Войско, русское Генерал Географические названия Европеец Еда и напитки Жилище и утварь Зеравшан Кауфман Кибитка Климат Козел Кочевник Лошадь Палау Почтовый тракт Пясецкий Пястушкевич Самарканд Самовар Сарт Табак Табак и наркотики Транспорт Туземец Фауна Чилим Чунан-Ата Шадман-Малик Шарабан Штурм Этнические и племенные группы

Editor

AM, MB

Text

Место это находится в семи верстах от Самарканда. Представленный на рисунке вид взят с небольшого возвышения на левом берегу Зеравшана. Здесь видна часть этой реки, - благодетельницы целого края, превращенного ею в плодороднейшую равнину, жители которой с незапамятных времен дали своей реке приведенное название, что означает – разносительница золота.

Эта широкая, чрезвычайно быстрая, но мелкая река, несущаяся с шумом по каменистому дну, переезжается в брод, - или верхом на лошадях, или в почтовых экипажах. Но последние следуют, обыкновенно, пустыми, только с ямщиком на козлах; пассажиры же и их багаж перемещаются на туземные арбы, высокие колеса которых не погружаются в воду более, чем до половины. Перевозчики нанимаются от казны особым подрядчиком, на котором лежит обязанность переправлять через Зеравшан каждого проезжающего на почтовых, для чего им и содержатся на этом месте люди, арбы и лошади, всегда в достаточном количестве. Эти перевозчики здесь и живут, в изображенных двух кибитках; тут же стоят запасные арбы, а лошади пасутся вблизи на степи.

Представленное на рисунке место реки Зеравшана находится рядом с другим, ознаменованным переходом русских войск в мае 1868 года, под неприятеля (занимавшего высоты левого берега под именем Чунан-Ата), штурмом этих высот и одержанной в тот же день победой, после которой местное население Самарканда отворило ворота и встретило выражением покорности победителей, вступивших в город под командою генерала Кауфмана.

В правой стороне рисунка видно подножие этих высот, а вдали, на том же левом берегу реки, замечаются две арки какого-то древнего сооружения, известного у туземцев под именем Шадман-Малик.

На первом плане рисунка представлена часть того, сбитого из глины, возвышения, какое у бухарцев заменяет и стол, и диван. Здесь оно устроено при кибитке, принадлежащей одному богатому туземцу, заведующему находящимися здесь каменоломнями и по временам приезжающему сюда в своем шарабане и остающемуся ночевать. В таких случаях диван-стол покрывается ковром; на него кладутся еще ватные одеяла и подушки; греется русский самовар, без которого теперь сарты, подобно русским, не могут жить. Сюда же слуга приносит завтрак из обычного палау и трубку для курения табаку – чилим. И невольно позавидует городской житель, и особенно европеец, подобным простым картинам привольной жизни, среди подобного простора, под приветливыми лучами горячего южного солнца.