Zerrspiegel [ Search ] [ Index ] [ Edit ] [ About ]

Н.Н. Каразин. Наши конные силы на азиатской границе.

Description

+илл.: 3) Туркмен-милиционер. 4) Бухарский джигит.

Ориг. рис. (собств. “Нивы”) Н.Н. Каразина, автотипия А. Шюлера.

Нива, 1895, №41, с. 972-973, 983-984

язык: русский

жанр: описание рисунка

Categories

Азия Белый Царь Битва Бухара Винтовка Военное дело Войско Восточные слова Враг Всадник Генерал Географические названия Государь Император Джигит Европеец Завоевание Земледелие и ирригация Исследователь Каразин Конь Костюм Культура Кушка (р.) Начальник Одежда Оценка Политика Профессиональные группы Путешественник Ремесло и промышленность Самарканд Скобелев Транспорт Туркмен Тюра Фергана Хива Хокет Шапка Шюлер Этнические и племенные группы Язык

Editor

AM, MB

Labels

Оценка
Оценка
Оценка
Оценка
Оценка

Text

Сильное, энергичное сопротивление, оказанное нашим войскам туркменскими родами, во время их завоевания, заставило обратить внимание победителя на их превосходные боевые качества. Генерал Скобелев, в виде особого уважения к военным доблестям покоренных врагов, оставил им оружие, и даже именем Государя Императора пожаловал особо отличившимся георгиевские кресты. Это уважение к чести побежденных – к их воинской славе – окончательно примирило туркмен с их участью побежденных, сердечно привязало их к победителям и вызвало душевную преданность великому Белому Царю.

Честь служить под знаменами великодушного властителя был сознана вполне и быстро усвоена новыми нашими поданными. Сформированные на первое время сотни туркмен-милиционеров скоро блистательно оправдали возложенное на них доверие в битве под Кушкою: они славно справились с своею задачею, получили почетные значки и заслужили Монаршую милость. Тогда же количество милиционеров было значительно увеличено.

В своем национальном костюме, в черной бараньей шапке на голове, вооруженный превосходною винтовкою, туркмен-милиционер сидит на своем типичном коне, и уже освоился с строевым уставом и военною дисциплиною. Это превосходные во всех отношениях кавалеристы, вполне пригодные к решению, по нынешнему состоянию, сложных кавалерийских задач, даже на поле войн европейских.

Тип подобного всадника с его конем верно выражен на помещенном в этом номере рисунке.

В противоположность туркменам, все азиатские культурные народы, покоренные нами в течение последнего двадцатипятилетия (Бухара, Самарканд, Фергана и Хива), представляют из себя мирные элементы. Это население торгово-промышленное и сельско-хозяйственное. Воинские способности этих народов угасли давно, и вновь разжигать их вовсе не входило в расчеты завоевателей. Все эти племена даже освобождены от воинской повинности – мудрая мера, уже принесшая нам много очевидной пользы и избавившая нас от многих лишних забот и опасений.

Но тем не менее, с самого начала нашего наступательного движения в Азии было замечено, что и в среде этого мирного населения есть охотники до военной добычи и славы... К нашим отрядам присоединялись одиночки всадники, причем не отличавшиеся по внешнему виду от врагов, заявляли свою покорность, преданность и пламенную готовность служить под русскими знаменам. Эти джигиты были очень полезны своим знанием туземных языков, полным знакомством с местностью и условиями жизни в новом крае и сослужили нашим отрядам великую службу: как проводники, переводчики, а главное – как превосходные разведчики, собиратели сведений.

Мир установлен теперь на прочных основаниях; когда-то грозные, непобедимые хокеты – превратились в русские губернии; но тип прежнего боевого джигита сохранился доныне и получил даже некоторую, если не военную, то полицейскую организацию. Между ними есть и корпус присяжных джигитов, т.е. переписанных, известных местным комендантам и начальникам уездов, так сказать ответственных, за личною и общественною гарантиею. Они имеют своих коней, оружие и одежду, и нанимаются преимущественно европейцами, путешественниками и исследователями края, для охраны и сопровождения в научных экскурсиях. В этой роли они незаменимы.

Стоимость найма такого джигита колеблется между 25 и 40 руб. в месяц. Джигит нанимается на всем своем снаряжении – только кормить его должен наниматель. Во все время службы своей джигит относится с полным вниманием и трогательною заботливостью к нуждам и потребностям своего “тюра” (господина), - он страж его спокойствия и дорожного комфорта, - и до сих пор еще не было случая, чтобы европеец, окончив свое путешествие, расстался с своим джигитом без искреннего сожаления.

В рядах таких джигитов, вы часто можете встретить почетных стариков, - ветеранов еще черняевских и кауфманских походов, - украшенных знаками военного отличия и всевозможными медалями.